Народный космос-Z

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Народный космос-Z » НФ творчество » Сильнее пространства.


Сильнее пространства.

Сообщений 21 страница 27 из 27

Опрос

Дайте оценку
3

0% - 0
4

0% - 0
5

0% - 0
Голосов: 0

21

2.9.
Надя проснулась и открыла глаза. Дверь открылась и в комнату скользнула гигантская женщина с синеватым оттенком кожи. От неожиданности Надя вздрогнула. Женщина низко поклонилась, поклонилась чисто по-русски. Это успокоило уже хотевшую вскочить Надю. Она вспомнила вчерашний день.
- Доброе утро, госпожа Надя, - сказала женщина.
- Какая я тебе госпожа, - перебила ее Надя, присев и опершись спиной на спинку кровати.
- Я прислана вам в услужение.
- В услужение? – скорее возмутилась, чем удивилась Надя. – Сначала устраивают какой-то фокус, потом врываются в поселение, угрожают оружием, наручники, плен. – Надя язвительно улыбнулась. – А теперь в услужение. Вот что, передайте своему начальству. Я требую, чтобы нас немедленно вернули назад в поселение.
- Ваше поселение больше не существует.
- Как так? – опешила Надя, - Почему?
- Приказ фюрера.
- Какого фюрера? – недоумевала Надя.
- Адольфа Гитлера.
- Что вы здесь устраиваете! – возмущенно воскликнула Надя. Гитлер давно умер.
- Нет. Госпожа. Хотите, я все расскажу?
Надя умолкла, переваривая услышанное, потом истерично рассмеялась.
- Ну, давай, рассказывай, - отсмеявшись сказала Надя, устраиваясь поудобнее.
- Только вам необходимо сначала позавтракать. – Кофе будете?
- Нет, чай, - машинально ответила Надя, смутилась, затем рассмеялась. - С пирожным. Но сначала бы чего-нибудь солененького.
- Салат из соленых огурцов, салат из соленых помидор, салат из соленой капусты - вот и весь наш выбор.
- Огурчиков, пожалуй.
- Соленых? Без лука, петрушки, укропа и подсолнечного масла? – уточнила женщина.
- Да, салат, но без укропа, - ответила Надя, входя в роль госпожи, потому что вставать не хотелось.
- Подождите немного, госпожа, - ответила женщина, поклонилась и вышла.
У женщины была располагающая внешность. Наде она понравилась. Через несколько минут она вернулась.
- Так быстро? – удивилась Надя.
- Ничего сложного, госпожа, у нас много поваров, - сказала женщина протягивая поднос Наде.
- Ой не надо звать меня госпожой, - сказала Надя, ставя поднос прямо на одеяло, взяла стакан с обжигающим чаем и отставила его на услужливо подставленный столик для завтрака. – Как тебя зовут?
- Ортрун,  госпожа.
Надя поморщилась.
- Ортрун, милая, давай будем подругами.
- Хорошо, госпожа.
Надя вздохнула, смиряясь.
- Ну, что у вас здесь за Гитлер?
- Если вкратце, госпожа, в 38 году, до второй мировой войны, гитлеровцы случайно нашли инопланетный аппарат для перемещений. К 46 году сюда, на Луну было перемещено тысячу женщин и сотню мужчин – больше не успели, в том числе и Адольф Гитлер.
Надя внезапно помрачнела, что-то вспомнив.
- А зачем уничтожили наше поселение?
- Это же очевидно, госпожа. Если о нас станет известно, начнется преждевременная война, к которой мы не готовы, и мы проиграем.
- Не понимаю. Почему Земляне должны воевать с вами инопланетянами?
- Распахнулась дверь, и в комнату в сорочке впорхнула Деби.
- Надя, привет. Это правда, - радостно возгласила она. – А я думала, что нас держат под арестом. О, у меня точно такая же стоит, как истукан. Прислуга, говорит. А я завтрак еще не заказывала.
- Привет, Деби.
- Интересно, нас так и собираются кормить даром, или что-то собираются взять взамен? – Деби обратила вопросительный взгляд на Ортрун.
- Знакомься, - сказала Надя, - это Ортрун, моя новая подруга.
- Но ты же… - Деби запнулась.
- Она очень милая, хотя и большая какая-то. Ее эксплуатируют, зачем-то прислали ко мне служанкой. Ортрун, это Деби Линдлей.
Ортрун, поклонилась, присев.
- Видишь, - сказала Надя, у этих инопланетян есть господа и холопы. Ортрун, не бойся нас, мы не будем тебя обижать.
- Знаешь что, - сказала Деби Наде, бери свой чай и пойдем посмотрим, как там Илса.
Илса Кемпф сидела за столом. Она как раз ножом разрезала сосиску. У двери стояла земная женщина.
- Привет, Илса, - радостно сказала Деби. – А это кто? – Она указала на женщину.
- Это моя новая прислуга. Ее зовут Сиглинд. Она говорит только по-немецки.
- Я немного в курсе, - сказала Надя. – Здесь есть немецкая колония, судя по всему нацистская.
- Нацистская? – поразилась Илса. – Я хотела расспросить Сиглинд после завтрака, как она сюда попала.
Илса обратилась к Сиглинд на немецком. Та, в ответ, что-то очень долго рассказывала Илсе. По мере рассказа лицо Илсы все больше и больше мрачнело.
- Вот как? – Сказала Илса, когда рассказ Сиглинд закончился. – Потрясающе. Гитлер, оказывается жив. Ему, как и всем здесь, сделана прививка бессмертия. Нам тоже будет сделана такая прививка. Здесь, действительно правит национал-социалистическая партия Германии во главе с фюрером Адольфом Гитлером. Сиглинд имеет звание Оберхельферин – это оберефрейтор. Она преданна фюреру. Ей отдан приказ прислуживать мне. Она говорит, что если я приму присягу фюреру, мне, скорее всего будет присвоено офицерское звание. Она говорит, что когда численность колонии достигнет 30 млн. они захватят Землю, потому что они обладают инопланетными технологиями. Синие гиганты, знатоки этих технологий вовсе не инопланетяне, а мутировавшие немцы. Гитлер отдал приказ уничтожить их физически и здесь, скрепя сердце, они пошли против его воли, поскольку синие беспрекословно подчиняются истинным немцам. Их существование держится в секрете от фюрера и наиболее преданных ему, благо, большая часть спецслужб понимает, насколько этот приказ пагубен для национал-социализма.

22

2.10.
- Хорошо, - сказала Надя после мрачного молчания, - а почему у нас с Деби синяя прислуга, а у тебя – белая? И вообще, к чему такая забота о нас?
Илса пожала плечами и перевела вопрос. Сиглинд ответила.
- Неужели непонятно, - сказала Илса. – Она говорит, что их фюрер гениален. По его замыслу, после того, как они наведут на Земле порядок, останутся три расы – арийская, народы германской группы, это британцы, шведы, норвежцы и прочие, и, наконец славяне и прочая белая чернь. Арийцы будут обладать имениями по всей Земле, германской группе отведена роль надзирателей, а остальным белым отведена роль рабов. Арабы, негры, желтые, красные и прочие недочеловеки будут полностью истреблены. Возможно, будет оставлено незначительное количество для медицинских и биологических опытов. Поскольку здесь, на Луне, живут только арийцы и уроды, роль прислуги приходится выполнять уродам и низшим чинам вермахта. Мне, как арийке, - Илса криво улыбнулась, - не пристало иметь прислугу-урода. О вас так заботятся, потому что вы беременны. Вы – матери будущих надзирателей и рабов, поэтому о вас такая забота. Использование уродов и низших чинов в качестве прислуги – временная мера. В вашем лице появилась возможность навести на Луне поряодок, и он будет наведен. После того, как арийцы, освоят знания уродов, уроды будут уничтожены. Они, нацисты, терпят, но не смирились с нарушением приказа фюрера.
Пока Илса говорила, губы Нади все больше дрожали, и под конец она расплакалась.
- Я не позволю, чтобы мой ребенок был рабом. Я сделаю аборт.
Сиглинд с любопытством посмотрела на Надю и что-то спросила у Илсы. Та ответила. Сиглинд снова разразилась тирадой.
- Она говорит, - перевела Илса, - что ты, Надя, напрасно беспокоишься. Рабам будет гарантирован умеренный труд, восьмичасовой рабочий день, некоторые развлечения, жена или муж с возможностью некоторого выбора супруга и два-три ребенка. Твой, Надя, ребенок, будет домашней прислугой у офицера, если ты и твой муж будете вести себя примерно. Она сказала, чтобы ты брала пример с нее. Ее назначили прислугой, и она не ропщет.
Раздался звонок. Сиглинд не спеша подошла к двери  и открыла. В комнату вошло пять человек в белых халатах, трое несли чемоданчики. Сиглинд стала по стойке смирно и вытянула руку.
- Хайль Гитлер.
Вошедшие ответили тем же.
- Марш в свои комнаты, сказала одна из вошедших женщин, обращаясь к Деби и Наде.
Их проводили. Ортрун бесследно исчезла. Провожатая Нади замерла у дверей, заложив руки за спину. На столике у кровати стоял поднос с недоеденным салатом.
- Надя, не наделай глупостей, - раздался голос Ортрун. Надя вздрогнула и резко обернулась. – Не говори им о синих. Молчи.
Провожатая стояла с невозмутимым видом.
- Ах так, я глупая. Да, я глупая. – Надя ринулась к дверям. Провожатая преградила ей путь. Надя отпихнула ее и выскочила в коридор. Ее деликатно скрутили, отвели в комнату и сделали укол. Она обмякла. Ее уложили в постель и она уснула.
Ее разбудил голос Ортрун.
- Достукалась?
Надя открыла глаза. Ортрун  стояла рядом с кроватью.
- Теперь к тебе приставили надзирательницу.
В кресле, развалясь, сидела немка в форме. Надя резко села.
- Не беспокойся, она в курсе, - сказала Ортрун.
Надя некоторое время сидела молча, приходя в себя. Как же глупо она себя вела.
- А ты знаешь, что вас хотят уничтожить? – спросила она Ортрун и бросила подозрительный взгляд на надзирательницу.
- Знаю, госпожа, - спокойно ответила Ортрун. – Нас уничтожат.
- И ты так спокойно к этому относишься?
- У нас, госпожа, скажем пока так, мутантов, нет инстинкта самосохранения.
Надя потянулась к Ортрун и прижалась щекой к щеке. Та не возражала.
- Бедная, - всхлипнула Надя. – Ортрун, но это же неправильно. Я не хочу, чтобы тебя уничтожали. Я не хочу быть рабыней. Ортрун, что нам делать?
- Я знаю, госпожа, но ты не поймешь.
- Скажи. Пожалуйста. Я постараюсь понять.
Надя отодвинулась от Ортрун и указала на немку.
- А ей действительно можно доверять?
- Ну, госпожа, скажем так. Она равнодушна к идее национал-социализма. Она просто живет и не задумывается над такими вопросами. Ей все-равно, демократия или фашизм, главное, чтобы дети были в порядке, женские безделушки и чтобы ее любили. Она сострадательна. Хочешь, госпожа, чтобы я установила между вами мысленный контакт?
- Это как?
- Она будет говорить, а вы, госпожа, будете типа как слышать перевод.
- Давай. Очень интересно.
- Кстати, госпожа, заодно я принесу обед. Выбирать блюда нельзя, потому что это обязательный рацион.
Надя села на кровать и враждебно уставилась на немку. Та приветливо улыбнулась и ткнула себя пальцем в грудь.
- Гретхен.
Надя высокомерно улыбнулась в ответ.
- Надежда Скворцова.
Обе женщины умолкли, время от времени бросая изучающие взгляды друг на друга. Вошла Ортрун неся поднос с обедом и двумя диадемами. При виде дымящихся блюд Надя обнаружила, что голодна и принялась за еду. Ортрун тем временем что-то сказала Гретхен и протянула ей диадему, которую та немедленно надела на голову. Надя последовала ее примеру. Насытившись, она обратилась к Ортрун.
- И  что, я должна услышать мысли вот этой? – Надя указала на Гретхен.
- Нет, просто спроси ее о чем-нибудь.
- Я вижу, на тебе военная форма. Почему ты служишь этому вурдалаку Гитлеру.
- Почему вурдалаку? – растерялась Гретхен. – Гитлер наш вождь, без него мы пропадем.
К своему удивлению Надя все поняла.
- А ты знаешь, что он хочет обратить нас, русских, в рабство?
- Но ведь для вас это большая милость. Вы – глупые и не можете жить как люди. Служа нам, вы будете приносить пользу, а не вред.
- Я тебе дам пользу, а не вред! - вскакивая, угрожающе воскликнула Надя.
Гретхен тоже вскочила и выхватила пистолет.
- Сядь! – приказала она.
- А то что?
- А то получишь еще одну дозу транквилизатора и окажешься в изоляторе.
Наде очень хотелось потаскать эту сволочь за волосы, но благоразумие взяло верх. В конце концов, Ортрун можно верить, и эта женщина хорошая, просто находится под влиянием гитлеровской пропаганды.
- Ладно-ладно, - сказала Надя, - примирительно подняв руки, села и сняла диадему.
- Ортрун это ужасно. Неужели ты не видишь? Надо же что-то делать. Вы же мутанты умные, ну придумай что-нибудь, пожалуйста.
- Что ужасно, госпожа?
- Нацизм.
- А что хорошо, госпожа?
- Демократия, наверное, - неуверенно ответила Надя. – Или коммунизм?
- При демократии и коммунизме, госпожа, людей пытали похлеще, чем в нацистской Германии.
- Разве? – удивилась Надя. – Откуда ты знаешь?
- Знаю, госпожа. Здесь восторжествовала идея безболезненного устранения. Насилие будет применено только во время подавления сопротивления. На войне как на войне.
- И ты это одобряешь? – возмутилась Надя.
- Мы, мутанты, госпожа, нейтральны в плане политических систем. Но мы вас любим.
- А что же делать мне? Я не хочу быть рабыней.
- Можно, госпожа, я залезу в твою голову?
- Как это?
- Грубо говоря, госпожа, я почитаю твои мысли и чувства. Ты ничего не почувствуешь. Чтобы предложить, что тебе делать, госпожа, мы должны понять, что ты за человек. Не бойся, госпожа, я тебя люблю
- Ну, попробуй, - Надя неуверенно повела плечами.
Ортрун минут пять пристально смотрела Наде в глаза. При этом чувства, которые выражало ее лицо, стремительно сменяли друг друга, от ужаса до счастливого смеха.
- Все, госпожа, - наконец сказала Ортрун. – Ты, госпожа, очень любишь Илью, своего мужа.
- Очень люблю, - подтвердила Надя. – Ну и что?
- Мы должны понять, госпожа, что он за человек, то есть прочесть его мысли и чувства.
- Чтобы предложить, что вам делать.

23

2.11.
ПРИКЛЮЧЕНИЕ.
Лифт остановился. Олли и Волда вошли в небольшое круглое помещение. Его опоясывал пульт, голубую поверхность которого покрывали черные панели, и больше ничего. Над пультом размещались экраны. Возле него на равном расстоянии располагалось шесть кресел.
Уставший Олли плюхнулся в ближайшее, Волда отошла и села в противоположное.
- Ты чего? – удивился Олли.
- Ты же велел держаться от тебя подальше, вот я и стараюсь по мере возможности.
- Да ладно, ты нормальная девчонка, - сказал Олли. – Иди, садись рядом.
Волда села рядом с Олли, и он впервые увидел, как она смутилась.
Олли зевнул, глаза слипались. Волда заметила и сказала:
- Пойдем поспим?
- А что, здесь нельзя?
- Я привыкла спать в постели.
- Я тоже.
Спустя немного времени Олли уже входил в небольшую комнату.  В ней было всего две кровати, два стула, два компьютерных терминала и два шкафчика.
Олли обернулся – Волда стояла за дверью.
- Чего мнешься, входи.
Волда опять смутилась, но покорно вошла. Олли плашмя рухнул на пружинистую кровать.
- Хорошо, - сказал Олли. – Где мы?
- На межзвездном корабле.
- Каком-каком корабле?
- Межзвездном.
- Слушай, с тобой прикольно иметь дело. Чего стоишь, ложись.
У Олли отнялся дар речи, когда Волда прилегла рядом с ним. Он вскочил.
- Ты чего, озабоченная!? – возмутился он.
- Но ты же сам сказал, что я нормальная девчонка и мне можно быть ближе к тебе.
- Дура.
Олли лег на другую кровать.
Он проснулся. Волда лежала с открытыми глазами.
- Ты чего, не спала?
- Спала, как бы.
- Как бы, - передразнил ее Олли. Странные вы, инопланетяне. Ты с какой звезды? Я хорошо шарю в астрономии.
- Не скажу, - сказала Волда, вставая. – Пошли. – Голос ее стал таинственным.
- Куда?
- В рубку управления.
- Зачем?
Волда не ответила.
Она села в кресло первой, Олли расположился в кресле рядом.
- Куда летим, капитан? – спросила Волда и голос ее был суровым.
- Ты серьезно?
- Вполне.
- Ну ты безбашенная. – Олли недоверчиво посмотрел на Волду, не прикалывается ли она над ним. – А ты умеешь управлять звездолетом?
- Разумеется. Так куда летим?
- К Альфе Кентавра. – Олли засмеялся.
Волда посмотрела на него понимающе и поводила руками над черной панелью. Вспыхнули три экрана напротив, два – наполненные чернотой, по среднему поплыли таинственные образы. Вдруг раздался приглушенный гул и одновременно Олли ощутил толчок. Пол рубки слегка задрожал. Спустя секунды на левом экране появилось объемное изображение поверхности Луны, все быстрее удаляющейся вниз.  На правом экране в такой же объемной глубине засияли звезды. Вокруг яркой центральной красовался небольшой бублик.
Олли сидел, разинув рот.
- Если я правильно понял, бубликом обведена Альфа Кентавра? – неуверенно спросил он.
- Разумеется, - ответила Волда и добавила тоном не терпящим возражений. – Идем.
- Куда?
- На обязательную процедуру.
По дороге Олли спросил:
- А сколько лет мы будем лететь?
- По биологическому времени, примерно 15 дней.
- Что такое биологическое время?
- Это слишком долго объяснять. Расскажу потом.
Вопросы роились в голове у Олли.
- Выходит, - прикинул он, - мы будем лететь со сверхсветовой скоростью?
- Нет. Корабль разовьет максимальную скорость примерно пять тысяч километров в секунду.
- А какой двигатель у корабля? – помолчав, спросил Олли.
- Термоядерный.
Они вошли в полусферическую камеру высотой около двух метров. В ней находилось шесть устройств гораздо более сложных, чем зубоврачебное кресло.
- Садись, - велела Волда, указывая на одно из них.
Олли повиновался. Волда села в другое. Она произнесла что-то на странном языке. Тут же все тело и голову Олли обхватили обручи. Он машинально попытался освободиться.
- Ты готов?
- Да, - выдавил из себя Олли, успокаиваясь. – А это больно?
- Ты почти ничего не почувствуешь.
Волда опять произнесла что-то на непонятном языке. Через три-четыре секунды обручи отпустили его.
- Идем, - сказала Волда.
Через второй люк они проникли в помещение высотой около трех метров, тоже имеющее полусферическую форму. В нем имелось шесть кроватей, шесть терминалов, стол, стулья, шкафчики и какие-то устройства высотой около двух метров. В центре потолка зияла усыпанная звездами пустота.
- Здесь мы будем жить все пятнадцать дней, - сказала Волда.
Зачарованный всем произошедшим, Олли присел на кровать.
- У меня тьма вопросов, - посидев немного, сказал он. – Ты можешь объяснить мне, как за 15 дней, летя со скоростью 5 тысяч километров в секунду, мы преодолеем расстояние в четыре с половиной световых года? Или я не способен это понять?

24

2.12 .
КОНТРАКТНИКИ.
- Затем, - продолжал Стригунов, - когда мы начали посещать школу для наших детишек, он улыбнулся - мы выяснили, что на объекте есть склад оружия. К нашему удивлению, оно было вполне земное. Вооружившись автоматами, мы с Кораблевым сделали еще одну попытку проникнуть на нашу станцию. Нас встретили существа, очень сильно напоминающие насекомых, огромных, до метра высотой. Мы открыли огонь – они стали плеваться. Тут же маленький комочек слизи размазался по скафандру Кораблева и скафандр в этом месте задымился. Пока мы ретировались, скафандры были безнадежно испорчены.
На объекте нашелся и склад скафандров. На следующий день, облачившись в новые скафандры и взяв огнеметы, мы снова попытались прорваться. Это была последняя попытка. Нас встретили самые разнообразные боевые роботы. Кораблев был тяжело ранен, к счастью, навылет. На объекте, как вы поняли, есть все необходимое, в том числе и медицинские препараты. Я выхаживал моего напарника целый месяц.
Мы смирились с нашим положением, освоили некоторое оборудование объекта. Здесь есть библиотека. Как нам объяснили, книги хранятся в электронном виде. Садишься за терминал, голосом или с клавиатуры заказываешь список литературы, заказываешь нужную книгу, крышка в боковой стенке терминала открывается, в образовавшейся нише оказывается нужная книга. Библиотека содержит всю земную литературу и постоянно пополняется.
Есть также библиотека всех земных фильмов. Можно смотреть земное телевидение. Но когда мы захотели связаться с Землей, нам категорически отказали. Так мы и жили, смотрели новости, интересные передачи и фильмы, читали книги, учились, занимались спортом. Из новостей мы узнали, что началось освоение Луны. У нас появилась надежда. О вас, солдатах, мы ничего не знали. Но сегодня информатор потребовал моего внимания и сообщил мне о вас. Ну вот пока и все.
- Как все? - влез изрядно захмелевший Сема. – Э нет дед, что-то ты хитришь.
- Рядовой Нидейко, встать, - рявкнул Леха. – Смирно.
Сема повиновался, но возразил.
- Так я ж теперь вроде майор.
- Будешь выделываться, разжалую в лейтенанты.  – Леха обратился к караульным у люка. – Проводите майора Нидейко отдыхать.
- Отдадут нас под трибунал, - сказал Леха, одевая форму полковника.
- За что? – спросил Рустам.
- За самовольное ношение офицерской формы.
- Ты здесь ни при чем, - сказал Костя. – Звание тебе присвоил Стригунов, а он, как ни крути, старше тебя по званию и имеет право тебе приказывать. А потом, глупости все это. Дураку же понятно, что мы находимся в какой-то очень хитрой виртуальной реальности. Нет никакого Стригунова, нет на нас никакой офицерской формы, нет никакого объекта. Все это – иллюзия, что-то типа компьютерной игры.
- Ты мне скажи, - сказал Рустам, - как выйти из этой игры?
- Нужно найти кнопку, - подал наконец голос Петя. Рустам отмахнулся.
- Я с Костей разговариваю. Во-вторых, скажи, в этой игре убивают по настоящему?
- Вполне возможно. А ведь Петя дельную мысль толкнул. Видимо, по замыслу игры, мы должны прорваться на Землю, и тогда, либо игра сама закончится, либо придется искать еще и кнопку. То есть, я думаю, что кнопка на Земле.
- То есть, сражения нам не избежать? – попытался угадать Леха.
- Почему же, - оживился Костя. – Как мы попали на объект? Думайте. Понятно же, что охраняется только вход, ведущий к лифту. Это тест на военную смекалку. Если мы будем тупо, как Стригунов, рваться к лифту, мы проиграем, и нас уничтожат.
- Пойдем в обход? – догадался Петя.
Костя посмотрел на него с уважением.
- Мне сказали, что мы все здесь умрем. – Рустам обратил вопросительный взгляд к Косте.
- Ты не понимаешь, - горячо заговорил тот. – Противник, который хочет нас уничтожить, ничего другого не мог сказать. Но если противник значительно превосходит нас интеллектуально, игра, как бы организатору или зрителям, будет неинтересна.
- А зачем вообще им нужна эта игра? – спросил Рустам.
- Ты не понимаешь. Возможно, сейчас решается вопрос, принимать ли человечество в Галактический Союз. Результат как бы зависит от того,  как мы себя поведем.
- А мы здесь причем? – Леха недоумевал. – Есть ученые, политики, ну выдающиеся люди. Вот с ними и решали бы этот вопрос эти, как их там, инопланетяне. – Леха подумал и поправился. – Пришельцы.
- Это неправильно, - возразил Костя. – Уровень развития человечества определяется не уровнем элиты, а всеобщим уровнем развития простых людей. О! Сейчас, подождите. – Костя сел за терминал. – Вызываю информатора.
- Слушаю. – Прозвучал бездушный голос.
- Цель войны.
- Эволюция.
- Организатор войны.
- Древние цивилизации.
- Что они из себя представляют?
- Информация недоступна.
- Что будет, если мы победим?
- Информация недоступна.
- Где мы находимся?
- На Луне.
- Я имел в виду другое. То, что нас окружает – это виртуальная реальность или нет?
- Это другая реальность.
- А мы можем попасть в свою реальность?
- Вы уже находитесь в ней.
- Как это? – опешил Костя.
- Реальности могут сращиваться. Поясняю, Стригунов и Кораблев уже никогда не попадут в свою реальность.
- Другая реальность – это параллельный мир?
- Нет.
- Что это такое?
- Информация недоступна.
- Параллельные миры существуют?
- Да.
Костя встал, походил немного в задумчивости, остановился и так же задумчиво уставился на терминал.
- Петя и Рустам, выйдете, пожалуйста, - попросил Леха.
- Костя, - позвал он, когда солдаты вышли.
- Да, - отозвался Костя, выходя из ступора.
- Слушай, ты такой умный. Тебе пристало быть подполковником. У всех офицеров – высшее образование. А мне надо учиться. Посоветуй, с чего начать.
- Тактика и стратегия ведения боя. Ой, что я говорю. Ты в интегралах шаришь?
- А что это такое?
- Понятно, господин командир. Сейчас я приготовлю тебе список литературы. – Костя сел за терминал.
В комнату вошел проспавшийся Сема.
- Мужики, слушайте, что я придумал. Гляньте, какие нам достались технологии. И бабы есть. На что нам теперь Земля? Создадим Лунное Государство, будем править, и жить, как нам хочется. А?

25

2.13.
Хельмут Кемпф.
В кармане у офицера пискнул мобильник. Привычным движением левой руки он немедленно извлек его и приложил к уху.
- Слушаю, - сказал он по немецки.
Звонили из канцелярии рейхсфюрера Отто Грубера.
Офицер вытянулся по стойке смирно, вздергивая правую руку, и щелкнул каблуками.
- Хайль Гитлер! – солдаты повторили за ним приветствие и замерли по стойке смирно. - Хельмут Кемпф – ко мне! – Офицер обратился к одному из конвоиров, кивнув на Илью. – Проводи.
Хельмут Кемпф, услышав оклик,  вернулся.
- Вы удостоены чести встретиться с самим рейхсфюрером.
Рейхсфюрер, в сопровождении двух охранников уже ожидал их за дверью. Невдалеке стоял черный электромобиль, напоминающий гольф-кар.
- Здравствуйте, Кемпф, - обратился рейхсфюрер к Хельмуту. – Меня зовут Отто Грубер. Идемте. – Он указал рукой в сторону электромобиля.
Они молча разместились на заднем сидении, один из охранников сел за руль, второй – рядом с ним. Электромобиль медленно и бесшумно покатился вперед.
- Вы, Кемпф, - прервал молчание Грубер, - наверное, уже обратили внимание, в каком удручающем положении находятся здесь немцы. Но, - не дав Хельмуту ответить, продолжил он, - это вынужденная мера. Истинные арийцы, которых мы вынуждены унижать, будут достойно вознаграждены за их мужество и героизм.
Впереди открылись стальные ворота, и электромобиль въехал в ярко освещенный тоннель.
- Нас, - говорил Грубер, - здесь на Луне, в настоящее время всего сто тысяч человек, и все, что вы видели и что увидите, создано этой небольшой горсткой арийцев.
Открылись еще одни стальные ворота, и электромобиль въехал в просторный чистый цех, занятый роботизированными автоматическими линиями.
- Это один из цехов по производству термоядерных реакторов. У вас на Земле нет термоядерных реакторов. У вас нет многого из того, что есть у нас.  Вот что значит высшая арийская раса и арийская дисциплина под руководством национал-социалистической партии. На что годится хваленая, так называемая, демократия! Только на то, чтобы бессмысленно проедать земные ресурсы. У нас демократии во много раз больше, чем в любом самом демократическом земном государстве.
Электромобиль снова въехал в тоннель.
- Гордитесь, Кемпф – вы принадлежите к великой арийской расе. Только арийцы среди всего человечества способны на такое. Подумайте после этого, имеют ли право на существование разные там евреи, черномазые и прочие цветные ублюдки.
Электромобиль снова въехал в просторное помещение,  заставленное различным непонятным оборудованием, и остановился. В помещении работали люди в белых халатах, среди которых встречались синие гиганты.
- Это одна из наших лабораторий, - сказал Грубер.
К электромобилю тотчас же быстрым шагом подошел человек.
- Хайль Гитлер, - приветствовал он гостей.
- Знакомьтесь, - обратился рейхсфюрер к Хельмуту. – Это руководитель лаборатории, группенфюрер СС Пауль Шлигель. Пауль, удивите чем-нибудь нашего гостя.
Группенфюрер извлек мобильник, а через минуту из недр помещения появился робот-андроид и свободной походкой приблизился к электромобилю.
- Это самая последняя наша разработка, - сказал Шлигель. – Уже через месяц производство андроидов будет поставлено на поток.
- Как тебя зовут? – обратился он к андроиду.
- Первый.
- Что ты можешь?
- Я могу обучаться.
Шлигель извлек еще один мобильник.
- Передай человеку без  формы в электромобиле.
Андроид передал телефон Хельмуту и слегка поклонился.
- Свободен, Пауль, - сказал рейхсфюрер и обратился к Хельмуту. – На сегодня достаточно.
Электромобиль развернулся на месте  и со значительной скоростью отправился в обратный путь.
- Сейчас, - говорил Грубер Хельмуту, - нас сто тысяч. Через двадцать лет нас будет миллион, еще лет через двадцать наша численность достигнет тридцати миллионов, и мы приступим к захвату Земли. Мы уже начали подрывную деятельность против так называемого человечества. Мы успешно внедряем идею сокращения численности населения Земли. Через сорок с лишним лет 90%  процентов ее жителей будут составлять пенсионеры. Это в огромной степени облегчит нашу задачу по оккупации Земли.

26

- Что же вы молчите, Хельмут?
- А что я должен говорить?
- Выразить, к примеру, восхищение достижениями ваших соотечественников. Не бойтесь, став на путь сотрудничества с нами, вы сразу получите очень высокий чин. Так что можете говорить со мной как с равным.
- А если я не захочу с вами сотрудничать.
- Я и мысли такой не допускаю. Ну вот мы и приехали. У вас, Хельмут, будет время на размышление. Сейчас вы осмотрите ваши апартаменты и отдохнете. Вот вам флэшка, на ней наш аналитик излагает подробно нашу политику и обосновывает наши цели. До завтрашнего дня вы должны ознакомиться с ее содержанием. Вопросы есть?
- Есть. Вы, национал-социалисты, уже проиграли одну войну. Неужели это вас ничему не научило, и вы развяжете вторую?
- Научило, Кемпф, еще как научило. Мы отказались от тупого физического уничтожения. Мы отказались от скотского содержания захваченных народов. Первая война была поспешной, нас к ней вынудили. Теперь мы тщательно подготовимся. Это позволит обеспечить захваченным народам высокий уровень жизни. Просто негры, арабы и прочая нечисть будут стерилизованы. Они не оставят после себя потомства. – Рейсхфюрер издевательски рассмеялся. – Еще вопросы?
- Да. Зачем весь этот концерт с захватом нашей базы.
- Какой базы?
- Нашей, земной.
У рейсхфюрера стал озабоченный вид.
- Я не в курсе деталей захвата земной базы. Но вам все объяснят. Прощайте, - сказал рейсхфюрер и обратился к водителю. – Поехали.
Стоявший неподалеку человек в форме слуги подошел к Хельмуту и приветствовал его кивком голову.
- Да здравствует фюрер. Меня зовут Клаус – ваш слуга. Я провожу вас в ваши апартаменты.
Слуга подошел к двери и услужливо открыл ее. Хельмут вошел в просторное помещение с баром, столиками у стен и рядом кресел. Прямо напротив была еще одна дверь, по обе стороны которой в массивных рамах висели две картины. Это были фотопортреты Илсы и его, Хельмута, в натуральную величину.
- Гостиная, - сказал слуга, обводя помещение рукой.
Затем он прошел к следующей двери, чтобы открыть ее, но дверь неожиданно распахнулась сама. На пороге стояла Илса, за ее спиной – служанка.
- Хельмут, дорогой, как я рада тебя видеть, - спеша к нему, сказала она.
Посреди гостиной они обнялись.
- Я ждала тебя. Сиглинд, - Илса указала рукой на служанку, - сказала мне, что ты должен придти.
Хельмут отстранил жену.
- Илса, нам нужно немедленно поговорить. Наедине.
- Я провожу вас в ваш кабинет, - услужливо предложил Клаус.
- Не нужно, - ответила Илса. – Сиглинд, Клаус, ступайте к себе. Если нужно будет, мы вас позовем.  Идем, Хельмут.
Илса ввела мужа в его кабинет. Он, на всякий случай, запер дверь.
- Илса, - без обиняков, начал Хельмут на английском, - нам срочно нужно бежать отсюда. – Представляешь, эти… склоняют меня к сотрудничеству. Ты в курсе, кто они? – Илса кивнула. - Я не был в таких ситуациях. Я боюсь не устоять. Видишь, какие апартаменты они предоставили нам с тобой. И эти портреты! Мне уже неловко им отказывать. И мы просто обязаны сообщить на Землю, мы обязаны поставить человечество в известность о том, что здесь происходит. Ты в курсе, что они собираются начать войну против Земли?
- Это ужасно. Но подумай, Хельмут, куда мы можем здесь бежать? Даже если нам удастся выкрасть скафандры и выбраться на поверхность, мы протянем не более шести часов.
- Да-да, ты права. Но должен же быть какой-то выход. Эти синие гиганты, кто они? Рабы? Тогда почему у них оружие?
- Об этом мне кое-что известно, - оживилась Илса. – Синие гиганты – это мутировавшие под воздействием какого-то инопланетного фактора немцы. Они каким-то образом приобрели невероятно огромные знания. Когда нацисты переймут у синих эти знания, они намерены их ликвидировать.
- А гиганты знают, что их хотят уничтожить?
- Я не знаю, но можно расспросить Сиглинд. Только нужно быть осторожным, потому что она ярая нацистка.
Хельмут задумался.
- Будь я разведчиком, прости, начитался романов, я бы поступил так. Я бы сделал вид, что принимаю сторону нацистов. Это дало бы мне время, чтобы убедить гигантов, что они подлежат уничтожению, таким образом втереться в их доверие и уговорить их помочь мне, прости, нам помочь бежать. Впрочем, - глаза Хельмута заблестели, - когда гиганты узнают, что нацисты намерены их уничтожить, они их сметут. Но, - Хельмут понурился, - Илса я простой человек. А эти сволочи наверняка, по тем же романам, заставят меня сделать какую-нибудь гадость, на которой я сломаюсь.

27

Чудотворцы.
Шарль оторвался от окуляра телескопа. Лицо его было хмурым. Сомнений не было, на месте лунной базы красовался небольшой кратер. Он отправился спать с твердым намерением после пробуждения со свежей головой еще раз проверить, не ошибся ли он с координатами  и сообщить на Землю о гибели поселенцев.
Наш мозг старается избавиться от неприятных обязанностей. Проснувшись, Шарль сразу и не вспомнил о вчерашнем неприятном открытии. За завтраком он взглянул в иллюминатор, где должна была находиться Земля. Ее там не было. Удившись, он проверил ориентацию станции. Ориентация была сбита. Шарль принялся вручную восстанавливать ее. Найдя Солнце, он еще больше удивился. Вместо Солнца в иллюминаторе сияла ослепительно яркая звезда.  Ни Земли, ни Луны он не нашел, но обнаружил еще одну яркую звезду. Внезапно раздался сигнал связи.
- Ну наконец-то, - машинально обрадовался Шарль тому, что связь наконец-то восстановилась, и повернулся к монитору.
На экране было какое-то животное. Так сперва показалось ему. Но вглядевшись, он был ошеломлен. Это было нагромождение каких-то частей – представьте себе не то лапы, не то хвосты, покрытые не то шерстью, не то чешуей, соединенных невообразимым образом. Это невообразимое обвивало детали какой-то машины – впрочем, это могла быть и мебель. Еще там было что-то вроде текстильных тканей, еще там было что-то вроде растений. А за животное Шарль принял это, потому что там явно были глаза.
Наконец невозможность ситуации начала проникать в его ум. Он почувствовал, что теряет рассудок, чувства взбесились, мысли тоже потекли по непередаваемым направлениям. Это было хуже, чем на тренировках, там то он краешком сознания понимал, что он на тренировках. Шарль закрыл глаза и попытался взять себя в руки. Но не тут –то было. Он видел все, будто бы его глаза были по-прежнему открыты. Шарль сказал себе вслух.
- Я на тренировке. Такое не может происходить наяву. Я на тренировке.
Самовнушение помогло, он успокоился.
- А теперь, предположим, что это происходит в действительности, - сказал он себе осторожно, и прислушался к своим чувствам. Чувства, похоже, поняли, что им сейчас лучше помолчать и начали уступать место разуму. Разум услышал голос из динамика. Голос был явно нечеловеческим, представьте говорящего  попугая, а лучше говорящую собаку, но, тем не менее, слова звучали отчетливо.
- …Гнида-гоминида, - закончил голос свою речь, и умолк.
-  С кем имею честь? – спросил окончательно овладевший собой, но отнюдь не успокоившийся, Шарль.
Существо на экране сменил генерал в американской форме. Тут же вспыхнули надглазные титры заработавшего компьютера.
- Следуйте, - сказал генерал, - в указанном направлении. – И помните, в ваших интересах, чтобы вы это сделали добровольно.
Вторая яркая звезда оказалась, по полученной визуальной информации, неким невообразимым сооружением. Причем оно все время было каким-то расплывчатым. Именно к нему должен был направить станцию Шарль.
Генерал ухмыльнулся и исчез, не дав Шарлю решиться на уточняющие вопросы.  Шарль начал готовить станцию к маневру.
- Итак, - между делом говорил он себе вслух, - скорее всего это инопланетяне. Инопланетяне, превосходящие землян многократно, поскольку, за время, пока я спал, они сумели переместить станцию на окраину солнечной системы. В моей ситуации правильней всего пока подчиняться им.  Пока. Впрочем, это могут быть и пришельцы из времени, далекие как бы потомки землян из другой ветви времени. Впрочем, может быть и что-то третье, некая виртуальная реальность или что-то невообразимое. В любом случае, за этим стоят существа, которые на данный момент могущественнее меня. – Шарль на некоторое время замер, пораженный пришедшей в голову мыслью. – Так вот почему исчезла радиосвязь. Это пришельцы все устроили. Да-да, не инопланетяне, не гости из будущего, а именно пришельцы. Но зачем? Они хотят захватить Землю! Впрочем, это могла быть просто необходимость при осуществлении каких-то технических операций. А может и не необходимость, может эксперимент. Над людьми. А что я гадаю? А если не гадать, я сойду с ума. Надо же подвести какую-то логическую базу под происходящее. Выработать рабочую гипотезу, так сказать.
Между тем, маневр станции был завершен, и она направилась к цели. И только теперь Шарль сообразил, что все операции он провел вручную, настолько он привык за несколько дней, что компьютер не работает. Он посмеялся над собой и продолжил свой монолог. Люди, оставшись наедине с собой, зачастую размышляют вслух. И это нормально.
- Так что же происходит? Не попытаться ли выяснить это у самих хозяев? Ведь связь работает.
Движением руки Шарль развернул перед собой виртуальную панель управления и нажал на кнопку связи, а вслух сказал.
- Или связаться сначала с Землей? Глупости, - укорил он себя. – Сигнал будет идти около суток.
«Связи нет» краснели слова на визуализаторе. И тем не менее, на мониторе вновь возник генерал в американской форме.
- Я вас слушаю, - сказал генерал.
- Кто вы? – спросил Шарль.
- Это не имеет значения, - холодно ответил генерал. – Если вы будете беспокоить нас по пустякам, мы будем вынуждены навсегда прервать с вами связь. До свидания.
- Подождите! Что со мной будет?
- Прежде чем задавать вопросы, подумайте хорошенько, что для вас имеет значение, а что не имеет, - сказал генерал и исчез.
Через несколько часов, в течение которых, чтобы убить время, Шарль то размышлял вслух, то тестировал системы, то пялился, устав, в иллюминатор, в котором был виден медленно приближающийся объект. И только приблизившись к нему, Шарль по достоинству оценил его размеры. Когда ему казалось, что до сооружения рукой подать, он вызвал визуализатор и был поражен. До сооружения оставалось более двадцати километров, а в поперечнике оно имело размер около десяти километров.
- Целый космический город, - сказал Шарль.
Последующий час был занят маневрами причаливания, которые Шарль по прежнему провел вручную, чтобы скоротать время. И тем не менее он вспомнил вчерашний день, который рассудок усердно старался не воспринимать. В свете происходящего было непонятно, что же произошло с Лунным Поселением, и произошло ли вообще. Шарль хотел включить связь и спросить об этом пришельцев, но, развернув пульт,  задумался, будет ли иметь значение, с их точки зрения, его вопрос.
Сооружение заполнило весь обзор в иллюминатор, но, как и прежде, ни одна его деталь не имела четких очертаний, за исключением причала. Когда до него осталось сто метров, его гигантские створки раскрылись, и станция медленно влетела в ангар величиной с футбольное поле. Ангар был прекрасно освещен, и в другой иллюминатор Шарль увидел, как створки в пустоту затворились. Шарль двигателями заставил станцию зависнуть на одном месте. На экране вновь появился генерал.
- Сейчас ваш аппарат сместится в центр шлюзовой камеры, - сообщил он. – Не пытайтесь этому противодействовать.
И действительно, вид за иллюминатором вздрогнул и поплыл все быстрее. Генерал не торопился исчезать. Когда станция остановилась, он велел Шарлю выходить.
- Скафандр не надевайте, - велел генерал. – Камера уже заполнилась привычной для вас газовой смесью.
Шарль открыл люк шлюза, затем наружный люк и выплыл  наружу. Включился визуализатор, а в двух десятках метров на полу камеры в поле зрения Шарля внезапно ниоткуда появился знакомый генерал, который уверенно стоял на полу, словно его удерживала гравитация.  Шарль связал включение визуализатора и появление генерала, из чего следовало, что тот является трехмерным изображением искусно наложенным на реальность. Визуализатор астронавта не обладал такой мощной функцией, как копирование живых объектов, но это было наиболее правдоподобным объяснением. Шарлю были жизненно необходимы правдоподобные объяснения.
Генерал поманил астронавта к себе. Шарль оттолкнулся от корпуса станции и поплыл к генералу. Неведомая сила потянула его вниз, когда он пролетел десяток метров, и плавно опустила его на пол. Шарль чувствовал, хоть и незначительную, но силу тяжести. Он невольно оглянулся назад. Станция по-прежнему висела невысоко над полом. Шарль осторожно шагнул вперед. С каждым шагом сила тяжести возрастала, пока не достигла некоего оптимального уровня.  Генерал, не дожидаясь его, двинулся к ближайшей стене.
- Вы умеете создавать гравитацию? – не удержался от вопроса астронавт, хотя отлично помнил предупреждение. Шарль просто не мог молчать.
Генерал, которого от Шарля отделяло метра три, оглянулся и ухмыльнулся.
- Это не гравитация, - снизошел он до ответа. – Это ее имитация.
Шарлю страстно захотелось пощупать генерала, чтобы убедиться, что это всего лишь образ визуализатора. Он попытался догнать генерала, но тот сделал рукой предостерегающий жест.
- Не делайте этого. И никаких вопросов больше.
Они приблизились к стене. Генерал отступил в сторону, и только теперь Шарль обратил внимание на дверь перед которой они остановились. Генерал велел Шарлю подойти к двери ближе и сделал приглашающий жест.
- Входите.
Дверь распахнулась. Ослепительный, словно солнечный, свет ударил Шарлю в глаза. Он невольно прикрыл их рукой и машинально шагнул вперед. Постояв несколько секунд, пока глаза не привыкли к яркому свету, он отвел руку.
Перед ним простиралось поле, усыпанное, словно драгоценными камнями, разноцветными цветами. Поле простиралось до самого горизонта. Над горизонтом разливалась настоящая синь неба. Шарль оглянулся. Никакой двери не было и в помине. Справа зеленел лес, у окраины которого вилась река.
- Визуализатор совсем взбесился, - сокрушенно произнес он.


Вы здесь » Народный космос-Z » НФ творчество » Сильнее пространства.