Народный космос-Z

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Народный космос-Z » НФ творчество » Сильнее пространства.


Сильнее пространства.

Сообщений 1 страница 20 из 27

Опрос

Дайте оценку
3

0% - 0
4

0% - 0
5

0% - 0
Голосов: 0

1

Адольф нервно расхаживал по спальне. В последнее время он проводил здесь много времени. Овчарка Блонди чувствовала беспокойство хозяина, но вела себя достойно, лежа с высокоподнятой головой у кровати и только преданно смотрела на хозяина. Ева все еще умиротворенно спала, раскинув руки. Адольф на несколько секунд остановился, с завистью глядя на нее.
Часы пробили  11. Адольф подошел к кнопке звонка и нажал ее. Вошел слуга Линге, неся поднос с завтраком, следом за ним - штурмбанфюрер Гюнше. Гюнше покосился на спящую Еву и молча вскинул руку в приветствии, бесшумно "щелкнув" каблуками.
   Фюреру хотелось немедленно приступить к делу, но порядок есть порядок. Он выпил чай и только после этого спросил Гюнше:
   - Как обстоят дела с ракетами?
   Гюнше, за долгое время службы адъютантом научился предвидеть вопросы фюрера.
   - Сегодня ночью, в три часа пятьдесят минут, произведено испытание ракеты ФАУ-3. Ракета оторвалась от стола и через секунду взорвалась.
   - Что за безобразие! - истерично воскликнул Гитлер, подскакивая. Вскочила и овчарка и навострила уши. - О чем думают эти ученые!
   Он забыл о завтраке и забегал по спальне.
   - Время не ждет! Родина в опасности! Стрелять их всех, стрелять!
   - Я сейчас отдам распоряжение, - сказал Гюнше, и повернулся к двери.
   - Стойте! - Гитлер вскинул руку, будто хватал кого-то за плечо. - Если хоть один волос упадет с их головы, я вас, Гюнше, самого расстреляю.
   - Виноват. - Гюнше стал по стойке смирно.
Тут Адольф заметил, что Ева лежит с открытыми глазами и смотрит на него.
   - Выйди, Ева.
   Ева, ни слова не говоря, встала с постели и быстрыми шажками удалилась в соседнюю комнату.
   - И не вздумай подслушивать! - успел крикнуть Адольф, прежде чем дверь захлопнулась. Он повернулся к адъютанту. - Но их следует наказать. - Он опять замаячил по спальне. - Следует, следует. Голодом морить. Нет. Пусть едят хорошо, чтобы работать хорошо. Нет эти сволочи слишком много хотят. Они говорят, что им нужно много спать, иначе у них плохо работает голова. Так, а если расстрелять у них на глазах главного инженера. Гюнше, он представляет ценность? - Гитлер остановился напротив адъютанта.
- Так точно.
- Расслабьтесь, Гюнше. Как вы думаете, кого можно расстрелять?
- Начальника по снабжению, - немедленно ответил штурмбанфюрер.
Гитлер поморщился.
- Подумайте, Гюнше, подумайте.
Гюнше поднял глаза к потолку и так стоял несколько секунд со средоточенным видом.
- Надзирателя сборочного цеха.
- Слишком мелко, но начнем с него. Немедленно распорядитесь, чтобы собрали весь научный персонал. Кто у них там по пропаганде. Пусть им хорошенько объяснит перед расстрелом, что так будет с каждым. А затем расстрелять у них на глазах. Расстрелять. Хорошо поняли, Гюнше? Идите и немедленно возвращайтесь. - И когда адъютант уже открыл дверь, добавил. - Не наделайте ошибок, Гюнше.
Адольф снова нервно забегал по спальне. Приоткрылась дверь в соседнюю комнату и показалась белокурая головка Евы.
- Я есть хочу, - сказала она.
Адольф вспомнил о завтраке.
- Да-да, дорогая, конечно, позавтракаем.
Кампания Евы успокоила Адольфа. Гюнше был опытным адъютантом. Как только чета закончила завтрак, входная дверь открылась.
- Доброе утро, фрау Ева, - сказал Гюнше, войдя.
- Доброе утро, штумбанфюрер, - Адольф ревниво покосился на жену.
- Уходи, Ева, - сказал он и встал.
Ева удалилась к себе.
- Вернемся к делу, - сказал фюрер. - Так я не понял, способна ли ФАУ-3 долететь до Луны?
- Никак нет. Она способна только вывести корабль на орбиту. Но за ней следом взлетит еще несколько ракет, которые дозаправят ее.

2.
- А как у нас обстоят дела с оружием возмездия?
- Ядерщики произвели испытание устройства в подземном бункере. Но взрыв получился слишком слабым. Они утверждают, что через шесть месяцев удастся провести полноценное испытание.
- Опаздываем, Гюнше, опаздываем. Мы можем остановить наступление русских на восточном фронте?
- Войска несут тяжелые потери, но тем не менее русские наступают?
- Призвать в армию всех, женщин, стариков, детей, старше 14 лет. Всех. Мы должны продержаться шесть месяцев. А затем немецкая армия начнет победное наступление.
Гитлер остановился перед Гюнше, и тот немедленно вскинул руку.
- Хайль Гитлер!
- Способна ли ФАУ-2 сбросить атомный заряд на Лондон?
- Тот, что испытан? Нет, мой фюрер.
- А если на мессершмитте.
- ПВО Англии прорвать уже не удается ничем, кроме ФАУ.
- Все летит к черту! Безобразие! И тем не менее, попробуйте.
Адольф постучал в дверь соседней комнаты.
- Ева, ты готова?
Ева вышла из комнаты.
- Да, мой милый.
- Идемте.
Все втроем вышли в коридор бункера. Там их ожидали три офицера личной охраны Гитлера и два эсэсовца. Гитлер стремительно зашагал по коридору. Ева еле за ним поспевала. Остальные следовали на почтительном расстоянии. Гитлер остановился около одной из дверей. Солдат СС, стоящий на карауле возле нее, приветсвовал фюрера взмахом руки и открыл дверь. Группа вошла в пустую комнату с застекленным проемом. За стеклом маячил человек, как две капли воды похожий на фюрера. Он явно не видел вошедших.
- Похож. А может на него возложить командование Германией? - пошутил Гитлер и рассмеялся.
Остальные тоже подобострастно засмеялись, даже Ева. И только солдаты позволили себе лишь ухмылки.
- Как вы думаете, Гюнше, сумеют ли судмедэксперты по трупу определить, что это не я?
Вперед выступил один из офицеров личной охраны.
- Нет, мой фюрер, если труп сжечь, хоть он и француз из Орлеана. Даже соответствующие зубы у него вырваны и заменены на коронки, как у вас.
- Хорошо. Пошли дальше.
Группа вышла в коридор и вошла в соседнюю комнату. Там за стеклом на диване полулежала, потягивая чай, женщина, абсолютно похожая на Еву Браун. Рядом с диваном сидела овчарка - копия Блонди, которая уставилась в стекло, как только открылась дверь.
- Очаровательно. - Адольф снова рассмеялся. - Ева, не ревнуй, если перепутаю. Не хмурься, дорогая, шучу. А эту где нашли?
Вперед выступил второй офицер ЛО фюрера.
- Во французской провинции Бретонь, мой фюрер.
- Надеюсь, и здесь все в порядке? - строго спросил Гитлер.
- Так точно, мой фюрер.
- Отвечаете головой. Итак, Гюнше, вы остаетесь, чтобы уладить все формальности. Старшим по операции назначен...
Гитлер вопросительно уставился на офицеров. Вперед выступил третий.
- Штурмбанфюрер Свен Закс.
- Всем выйти, кроме Закса, - велел Гитлер и, когда стальная дверь закрылась, продолжил. - Докладывайте, Закс.
- Все готово, мой фюрер. Если русские или союзные войска приблизятся к Берлину, экспонаты помещаются в вашу комнату. Гюнше, Линге и остальные не в курсе деталей. Так им легче будет пройти дознание. В необходимое время объявляется, что вы вернулись, чтобы поддержать дух нации в решающей схватке, вернулись с оружием возмездия. После этого четверо солдат эсэс проводят экспонаты в вашу комнату. Экспонаты молчат под страхом смертной казни. После этого я и еще несколько офицеров проникаем в комнату через потайной вход. Женщину и собаку травим и одновременно убиваем мужчину в висок.
Закс достал из внутреннего кармана листок.
- Здесь ваши инструкции для Гюнше. В соответстии с ними, трупы должны быть завернуты в одеяла, вынесены во двор и сожжены вместе с инструкцией. Как только операция закончится, я и офицеры, учавствовавшие в операции вылетаем в Куксхафен, где нас будет ждать подводная лодка.
Фюрер и Закс вышли в коридор. Группа последовала дальше. Наконец они повернули и оказались в тупике с бронированной дверью.
- Блонди забыли! - воскликнула Ева.
Гитлер вопросительно уставился на Гюнше, но через несколько секунд из-за угла появился солдат, ведущий на поводке Блонди.
- Мы скоро вернемся - сказал Гитлер.
Гюнше сделал знак, и все кроме Адольфа, Евы и Блонди удалились. Гитлер нажал на кнопку звонка, и дверь открылась. Супруги с собакой вошли в помещение и оказались лицом к лицу с тремя типами в черном камуфляже и масках. У дверей на карауле стояло двое эсэсовцев.

Ганс в глубине души был трусом, но умел сохранять хладнокровие, поэтому его до сих пор никто не заподозрил.
- Ну что же, едем в вашу Антарктиду, - сказал Гитлер.
Один из людей в черном камуфляже и с чемоданом в руках стремительно шагнул вперед.
- Я руковожу операцией. С этого момента до моего распоряжения - всем молчать. Заранее приношу извинения, но так надо.
Он открыл чемодан. Гитлер и Ева по знаку руководителя операции одели точно такие же черные камуфляжи и маски, как и у этих троих.
Спустя полчаса из Берлина выехало три машины. Внешний наблюдатель поразился бы безлюдию и отсутствию других машин на дороге. Спустя некоторое время машины прибыли на аэродром вблизи Иотсдама. На аэродроме тоже было полное безлюдие, и только одинокий самолет разнообразил пейзаж. Из машин вышло пятнадцать человек с овчаркой, все, включая водителей, все в черных камуфляжах и масках. Все до единого вошли в самолет, двигатели которого после этого немедленно заревели. Через полчаса самолет прибыл в Куксхафен. Опять же все шестнадцать человек, включая пилота - тоже в черном камуфляже и маске перебрались в подводную лодку. Опять же на пути группы царило полное безлюдие.

2

3.
Лунный самолет.
2017 год. Брис Линдлей, Хельмут Кемпф и Илья Скворцов сняли скафандры, открыли внутренний люк шлюза и вошли на станцию. Лица их сияли от счастья. Их встретила Надя Скворцова. Она тоже улыбалась.
- Прошу к столу, герои, - сказала она.
- Да, это надо отметить, - поддержал ее Брис.
Мужчины по очереди посетили ванную комнату.
- Боже мой, не устаю поражаться, - сказал Илья, последним выходя из ванны. - Совсем как на Земле. Даже воду экономить не надо.
- Нет, вода подвергается очистке и используется многократно, - поправил его Хельмут.
- Но это же не обязательно, - возразил Илья.
- Обязательно, - наставительно сказал Хельмут. - Сейчас - в силу ограниченности средств добычи льда. В дальнейшем, я уверен, мы не будем повторять земных ошибок и расточительно использовать ресурсы.
- Вот тебе, Хельмут, обязательно надо опошлить идею. - Илья доброжелательно улыбнулся. - Я всего навсего хотел сказать, как здесь здорово.
- Мальчики, к столу, - вмешалась Илса Кемпф, пресекая завязывающуюся дискуссию.
Спустя некоторое время все устроились за давно уже накрытым столом - только щи Надя принесла несколько минут назад.
Брис, сохраняя солидность, разлил шампанское по бокалам.
- Тост, - начал он. - Сегодня знаменательное событие. Мы нашли уран. Много урана, хороший уран, почти на поверхности. И пусть мне теперь кто-нибудь возразит, что человек в космосе не нужен. Разве ровер мог добраться туда, куда добрались мы? Нет. Выпьем же за человеека в космосе.
Некоторое время все сосредоточенно хлебали щи.
- Надя, ты замечательно готовишь, - похвалила коллегу Деби Линдлей.
- Очень вкусно, - поддержала Илса Деби. - Жаль, что ты не можешь разнообразить наше меню американскими блюдами.
- Да уж, - вмешался Брис, - мы, американцы, ничем, кроме сэндвичей похвастаться не можем.
- Друзья, а не пора ли нам по второй, - намекнул Илья.
- Пора-пора, - поддержал его Брис.
- А не напьемся? - засомневался Хельмут.
- Что с того? - сказал Брис. - Ведь по условиям эксперимента, нам все можно.
- В рамках разумного, - возразил Хельмут.
- Никто таких рамок не устанавливал. Весь расчет на наши, как бы это выразиться, на нашу сознательность. Илья, давай тост.
Илья встал. Вместе с ним встала Илса.
- Одну минуточку, - сказала она, направляясь на кухню.
Она принесла картофель и капусту, приготовленные по немецки, а также немецкие сосиски и разложила блюдо по тарелкам.
- Друзья, дамы, завтра нас ожидает еще одно знаменательное событие. На станцию прибывают первые туристы - Лем Митчелл с четырнадцатилетним сыном Олли. Я поднимаю тост за космический туризм.
Все выпили. Илья демонстративно взял сэндвич.
- Потому что люблю закусывать сэндвичами, - оправдался он. - Вот закушу и тогда обязательно отведаю твою стряпню, Илса.
Наступила непродолжительная пауза, которую прервал Хельмут:
- Пора начинать монтаж оранжереи.
- Мы, девочки, с этим управимся, - сказала Надя. - Правда, девчата.
- Конечно, - сказала Илса. - Там ничего сложного. Сначала мы погрузим контейнеры с семенами на ровер. Через два часа мы будем на полюсе. Следующая операция - надуть оранжерею. Все необходимое оборудование уже внутри. Первым делом распакуем и подключим внешнее оборудование. Это инструменты, панели солнечных батарей и телекоммуникации. Мы с Деби будем работать, а Надя будет ассистировать - контроллировать, подавать и убирать инструмент, помогать в случае необходимости. На это у нас должно уйти два часа. Затем  мы войдем вовнутрь. Здесь наши роли поменяются. Надя и я подключим регенерационную установку, а Деби будет ассистировать. Затем мы заправим баллоны скафандров и вернемся на станцию.
- Может для начала ограничиться проложением маршрута? - усомнился Илья.
- С маршрутом не должно быть проблем, - сказал Брис. - Я тщательно изучил снимки со спутника, наметил путь и заложил карту маршрута в компьютер. Дамы, не забывайте все время сверяться с ней.
- Что мы, совсем уж тупые, - деланно обиделась Деби. - Кстати, что мы все о делах да о делах. Праздник же.
- Вот такие вот праздники в космосе, - сказал Хельмут.
- Дайте мне договорить, - вмешалась Илса. - Вся операция займет у нас восемь часов. На этом, все.
- Опять нам придется есть подогретые консервы, - пошутил Брис.
- И сэндвичи. - Илья погладил живот. - Слушай, Илса, если ты так будешь готовить всегда, я променяю сэндвичи на немецкие сосиски.
- Не променяешь, - засмеялся Хельмут. - Слишком большой объем работ. Нерационально тратить время на кухню. Смотрите, за всю историю нашего пребывания здесь мы позволили себе пока первый праздник.
- И то не можем удержаться от разговоров о делах, - посетовала Деби.
- Да, вот что еще, - сказала Илса. - Оранжерею мы поедем монтировать завтра.
- Так что же это, мужикам встречать гостей? - сказал Илья. - Не пойдет.
- Эмансипация, - назидательно подняла указательный палец Деби.
- Завтра застолья не получится, вмешался Хельмут. - Корабль по графику сядет в 17.50. От места посадки до станции на легком ровере ехать полчаса. Пока гости устроятся, день закончится.
- Не закончится, - с солидным видом сказал Брис. - День на Луне длится четырнадцать земных суток.
- Я имел в виду, по Гринвичу. Мы живем по Гринвичу, - поправился Хельмут.
- Купился. Купился. - Брис захлопал в ладоши кончиками пальцев.
Все, кроме Хельмута, засмеялись.
- Не понял, что здесь смешного.
- Розыгрыш, - сказал Илья.
Хельмут секунду подумал и широко улыбнулся.
- Вот в чем дело. Понятно. Хорошее настроение нам необходимо.
- Хельмут, какой ты скучный, - сказала Деби.
- Пора третий тост, - подытожил Брис. - Хельмут, толкни нам речь.

3

4.
Хельмут встал с бокалом в руках.
- Дамы и господа. Вот уже 11 месяцев и семь дней, как мы живем на Луне. Что мы успели сделать, и что нам предстоит еще сделать? Начну с того, что наша врач Деби уже на пятом месяце беременности. - Аплодисменты. - Надя - на третьем месяце. - Аплодисменты. - И фрау Илса - на втором. - Аплодисменты. - Нашим женщинам предстоит рожать каждый год. Причем, спустя три года, когда у каждой семьи будет по трое родных детей, с Земли будет доставлено шесть яйцеклеток. К тому времени у нас здесь уже будет натуральный детский сад. Таким образом, женщины у нас полностью перестанут быть рабочей силой, превратившись в домохозяек.
- Мы к этому готовы, - сказала Деби.
- Мы, - продолжил Хельмут, - живем в пещере полезной площадью около 34 тысяч квадратных метров.Это существенный момент. Поселение, в конечном итоге сможет вместить около 1000 человек. Разумеется, в большинстве ответвлений пещеры можно строить двух-трех этажные, а в некоторых даже пяти этажные помещения. Но это весьма отдаленная перспектива, которая не должна нас волновать. Кроме того, вблизи полюса найдено еще две пещеры общей площадью около 5 тысяч квадратных метров. Пока же у нас всего восемь жилых кают, одна ванная, один туалет, кухня и кают-компания. Помню первый день. Перед посадкой мы хорошенько выспались. А потом началось. Сначала мы вшестером затащили блок массой 2 тонны в боковую пещерку. Благо, здесь на Луне он весит всего около 300 кг. Это одна из причин, по которой для станции была выбрана пещера, далеко не главная. Главная причина в том, что оказалось, что кратер на полюсе, в который не попадает солнечный свет, не защищает от солнечных вспышек. На затаскивание модуля у нас ушло шесть часов. После этого мы притащили устройство для заполнения пустот и подвели шланг. Затем мы надули кевларовый модуль давлением одна сотая атмосферы. Затем закачали в пустоты специальный гель. Когда они были заполнены, подали реагент, заставивший гель затвердеть. Тем временем были подключены солнечные батареи и смонтирована система жизнеобеспечения. Еще мы успели смонтировать туалет. Через 22 часа 15 минут мы вошли на готовую станцию площадью 16 квадратных метров и высотой около 3 метров, задраили люки шлюзового отсека, сняли скафандры и завалились спать. Мы проспали почти сутки. Этот день запомнится нам на всю жизнь. На следующий день Брис и Деби на тяжелом ровере отправились добывать лед. Они вернулись через 11 часов и привезли воду массой три тонны. К их возвращению установка по выработке кислорода из воды была смонтирована и подключена. Через два месяца станция была смонтирована полностью.Все это время мы трудились не покладая рук. Затем мы занялись исследованиями. Первым делом мы нашли отличное месторождение железной руды практически на поверхности. Разведаны также, к настоящему времени, доступные месторождения бокситов, титановых руд и меди. Наткнулись на золото. Теперь наша станция может, в принципе, окупить себя. - Аплодисменты. - Из местных материалов смонтирована установка для выплавки железа. Завершен монтаж мини-завода для изготовления медной проволоки. Практически все готово для изготовления электрогенераторных турбин. Днем температура поверхности Луны колеблется от 150 до 70 градусов Цельсия. Но есть возможность в парогенераторном котле весь день поддерживать температуру в двести градусов Цельсия без зеркал. Таким образом, в следующем году мы избавимся от энергетического голода. Также в следующем году нам предстоит смонтировать шесть модулей оранжереи, что значительно снизит нашу зависимость от поставок пищи с Земли и улучшит качество питания. В ближайшее время будет произведен первый полет на лунной ракете, функции которой заключены в посадочном модуле, на расстояние в 800 км. Со временем это значительно расширит сферу наших иссследований. Еще нам предстоит смонтировать буровую установку и, разумеется, исследования. Так выпьем же за то, чтобы этот бокал сегодня был последним.
Все встали и выпили.
- Негодяй ты, Хельмут, - сказал Брис.
Хельмут посмеивался, уплетая жаркое.
- Не зря его назначили командиром, - заметил Илья.
- Строгий он у нас, - сказала Надя. - И это правильно.
Еще некоторое время обитатели Луны ели и переговаривались.
- Забыла сказать. Сегодня был сеанс связи с Землей. Обещали, в частности, в следующем году поставить нам лунный самолет. Кто-нибудь знает, что это такое? - Надя обвела вопрошающим взглядом присутствующих.
Все, и даже Хельмут недоуменно пожимали плечами.
- Все, хватит о делах, - сказала Деби. - Давайте танцевать.
В разгар танцев Брис улучил момент, когда никто не видел и сделал заговорщеский знак Илье.
- Пойду принесу свой диск с музыкой, - сказал Брис и удалился в свою каюту.
Илья направился вслед за ним.
- Пойду гляну, что у него есть, - объяснил Илья.
Когда он закрыл дверь каюты, Брис прижал палец к губам и сказал шепотом:
- Тихо. Закрой дверь на замок. Я протащил бутылочку виски.
Спустя минут пять Надя заподозрила неладное и постучала в дверь каюты Бриса.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

4

Чье авторство то? Не слямзил ли откуда? Весьма похоже на профи писательство....

Как умею, так и пишу. 8-)
К сожалению, две главы утеряны. Вот, переписываю.

5

5.
Контрактники.
Сержант Леха первым спустился по откидной лесенке, держась за поручни, и осмотрелся. Все оттенки серого. Серая равнина, из-за горизонта на востоке вздымается несколько серых вершин. В нескольких метрах валяется огромный щербатый валун величиной с человеческий рост, в удалении видно еще несколько. Множество мелких камушков. В полукилометре стоял еще один посадочный модуль. Рядом с ним, раскинув панели солнечных батарей, замер колесный грузовой робот. В удалении виднелись еще два посадочных модуля, как и было известно членам группы. Наконец он рассмотрел у близкого горизонта металлический блеск.
Остальные четыре члена группы уже стояли рядом с ним.
- Меня сейчас стошнит, - сказал здоровяк Петя.
- Радио отключи, - потребовал Рустам, - а то заражусь.
Костя на всякий случай взял Петю под локоть.
- Плохо, - через несколько минут пожаловался Петя.
- Дойдешь? - спросил сержант.
- Как-нибудь доковыляю.
Группа отправилась в путь. Двое поддерживали Петю.
- И как тебя, Петя, взяли? - недоумевал Сема.
- Так на тренировках он держался молодцом, - ответил за Петю Костя.

Оно лежало здесь миллионы лет невидимое и не ощутимое. Нет, когда вставало Солнце, оно включало режим поглощения энергии, становясь  видимым, но маскируя окраску наподобие хамелеона под цвет грунта. Но 20 минут назад оно засекло спускающийся искусственный объект и немедленно перешло в режим неосязаемости.

Однако есть люди с очень тонким восприятием. На полпути к Базе Рустам забеспокоился.
- Здесь кто-то есть, - сказал он настороженно.
- Вон за тем холмиком пробежало, - подхватил его, как решил, шутку Сема.
- Где? – заинтересовался доверчивый Петр.
Сема указал направление рукой.
- Смотри внимательно, сейчас появится. А как самочувствие?
Все напряженно смотрели в указанном направлении.
- Вроде полегчало, - сказал Петя.
- Да ну тебя, Сема, - возмутился через полминуты Рустам. – Я серьезно кого-то чувствую.
- Ха, у нас экстрасенс. – Сема рассмеялся.
- Смирно! – рявкнул Леха. – Отставить панику и шуточки. В колону, стройся. Шагом марш. Песню, запевай.
Через десять минут колонна достигла Базы, представляющей собой снаружи торчащий из почвы трехметровой высоты цилиндр диаметром шесть метров. Справа к ней пристыковался атомный реактор.
- Стой, - скомандовал Леха. – Вольно. Разойдись.
Он открыл входной люк. Через центральный лифт отряд парами спустился на третий этаж, где располагалась шлюзовая камера, также рассчитанная на двух человек и располагающая шестью ячейками для скафандров. Когда последняя пара по лесенке поднялась на второй этаж, сержант объявил построение.
- Рядовой Дамбаев, - начал он перекличку. Все заулыбались.
- Я! – откликнулся Рустам.
- Так, отставить веселье. Рядовой Зендель.
- Я! - откликнулся Костя.
- Рядовой Нидейко.
- Я! – отозвался Сема.
- Рядовой Стриж.
- Я!
- Вольно.
- Господин сержант, можно вопрос, - обратился к Лехе Сема.
- Спрашивай.
- А зачем перекличка? Нас же только пять человек.
- Отряд будет состоять из 50 человек. Поэтому к порядку надо привыкать сразу. Еще вопросы есть? Нет, хорошо. Контрактники, вы это знаете, но я обязан вам доложить следующее. Тайным соглашением между Министерством обороны России и Пентагоном Луна разделена на Южный Американский Сектор и Северный Российский Сектор. Наши задачи до прибытия следующего подразделения - следить за работой буровой установки и строительством Базы, которые будут происходить в автоматическом режиме. В наши задачи также входит исследование окрестностей базы на предмет полезных ископаемых. Исследования будут проводиться группами из двух человек в ночное время. В качестве транспортного средства будет использоваться грузовой робот. В первую группу входят Зендель и Стриж. Завтра, по московскому времени они отправятся в горы на востоке. Во вторую группу входят Дамбаев и Нидейко. В третью группу, вместо хворого Стрижа назначаю Зенделя. Итак, в третью группу входят я и Зендель. Назначаю дневальными Дамбаева и Нидейко. Дамбаев дежурит с 22 до 2 часов. Нидейко – с 2 до шести. После построения Нидейко ест и отправляется спать. Дамбаев следит за датчиками оборудования. В задачи дневальных входит следить за порядком и датчиками. Этаж разделен на четыре герметичных каюты с целью повышения безопасности. Первая каюта предназначена для построения, еды и прочих сборов. Вторая каюта, слева, моя, две остальные – спальни. В третьей каюте будут спать я, Дамбаев и Зендель, в четвертой – Нидейко и Стриж. Распорядок дня – следующий. Подъем в шесть часов. После построения до 6 тридцати – зарядка. С 6-30 – подготовка к службе. В семь – построение на завтрак. В семь тридцать – построение. После построения каждый приступает к своим обязанностям. Обед в 12. После обеда и отдыха все продолжают выполнять свои обязанности до ужина. Ужин в 20 ноль-ноль. После ужина – подготока к отбою. Отбой – в 22 часа.  А сейчас – отдых. Во время отдыха расконсервировать личное имущество и подшить воротнички. В двадцать ноль-ноль – построение на ужин. Вольно. Вопросы есть? Разойдись.
- Петя, как ты себя чувстуешь? – участливо спросил Костя, направляясь в каюту.
- Нормально.
- Давай-ка лучше я тебя обследую.
- Че, Петя, неясно сказано, - встрял Сема. – Дуй в туалет готовить анализы кала и мочи.
Доверчивый Петя повернулся идти назад. Все рассмелись.
- Я же пошутил, не обижайся.
- Нет, надо было посмотреть, как он будет сдавать анализы, - сказал Рустам, хихикая.
- Да ладно над мужиком прикалываться, - примирительно сказал Костя.
Прошло некоторое время.
- Вот вернусь на Землю, куплю яхту и отправлюсь путешествовать, - говорил Рустам, раскладывая вещи из ящичка на столик и кровать. – С детства мечтаю.
- А я открою космическую фирму, - сказал Костя, сидя на стуле и вытянув ноги.
- И что будешь делать, спутники? - поинтересовался из соседней каюты через открытый люк Сема.
- Нет, вакуумное метро.
- Зендель, ты чего расселся? – спросил Леха.
- Отдыхаю.
- И какое отношение имеет вакуумное метро к космосу? – поинтересовался Петя.
- Прямое. Сейчас сколько человек летает в космос ежегодно? 3000 человек. А будут летать миллионы.
- Вот летели напильники и четыре рашпиля, - сказал Сема. – Внимание, стая электричек приближается к Луне.
- Группа космических туристов-охотников уже изготовилась к стрельбе, - подхватил Рустам. – Француз Поль захватил цель в прицел и выпустил первую ракету.
- Ну вы идиоты, - стал отпираться Костя. – В электричках ездят люди. Кто же охотится на людей.
- Туристы, наверное, заблудились на Луне и одичали, - сказал Сема.
- Вы серьезно? – поинтересовался Петя.
- Космос шуток не любит. -  Сема ухмыльнулся.
- Да ну вас, - сказал Петя. – Костя, так как же люди будут попадать через метро в космос?
- О, это будет особое метро – с нуль переходом, - балагурил Сема. - Сел в вагон в Москве, а вышел на Марсе.
- Тупые, - сказал Костя. – На вакуумном метро я заработаю денег, а часть заработанного капитала пойдет на космические проекты.
- Ладно, мужики, - сказал Рустам, - давайте послушаем Костю. Интересно же. Рассказывай, Костя.
- Все очень просто. Первая линия проляжет между Москвой и Петербургом. Поезд будет разгоняться до 2 километров в секунду. Весь путь займет 10 минут. Можно будет жить в Петербурге, а работать в Москве. А затем моя фирма приступит к строительству линии между Лондоном и Нью-Йорком через Берлин и Москву. Весь путь от Лондона до Нью-Йорка отнимет около часа. Скорость поезда будет достигать почти восьми километров в секунду. Первая очередь вступит в строй между Лондоном и Берлином.
На рукаве сержанта пискнуло и вспыхнул красный огонек вызова. Он немедленно встал и быстро ушел.
- Земля вызывает, - заметил Рустам. – И что дальше, Костя?
- Затем я построю космическое метро на Дальнем Востоке. Его протяженность составит 1000 километров. Заканчиваться оно будет надувным кевларовым пандусом, высотой 20 километров. Вот рисуночек.
Костя достал из нагрудного кармана записную книжку. Все трое сгрудились вокруг него.
http://zenixz.narod.ru/KMetro0.JPG
- А что это за красные черточки? – спросил Рустам.
- Тросы-растяжки.
Появился Леха.
- Рустам, в мою каюту.
Задраив люк, сержант сказал:
- Докладывай, что ты там видел.
- Ничего я не видел. Когда мы были метрах в трехстах от базы, я почувствовал, что как будто кто-то смотрит на меня. Вот и все.
- Хорошо, свободен. Вызови ко мне Нидейко.
Сема явился незамедлительно.
- Теперь ты докладывай, что ты там видел.
- Ничего я не видел. Ты же понимаешь, что я приколося.
- Я-то понимаю. Точно это был прикол?
- Так точно, господин сержант.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

6

6.
СОВЕЩАНИЕ.
Институтская чертежная аудитория. За столом преподавателя сидел человек в штатском. За дверью послышался шум. Человек взглянул на часы. Было ровно половина девятого утра. Секунду спустя дверь широко распахнулась.
- Входите, - сказал появившийся в проеме капитан, обращаясь к кому-то позади себя.
В аудиторию вошли 11 человек, не считая капитана, почти все в штатском, но среди них один был в форме генерала. Четвертый входящий сказал, улыбаясь:
- Снова за парту. Давненько я не чувствовал себя студентом.
Когда все вошедшие расселись на стулья, а капитан присел на стул у дверей, человек за столом преподавателя встал.
- Разрешите представиться. Я - майор ФСБ Григорий Лопашин. Мне поручено руководить операцией под кодовым названием «резидент». Все вы дали согласие участвовать в операции, но сомневаюсь, что вы знаете друг друга. Поэтому давайте знакомиться.
Майор указал на первого.
- Заместитель главы Роскосмоса, Илья Качинов.
- Заместитель министра обороны, генерал Сергей Крогаль.
- Астроном, участник проекта по поиску внеземных цивилизаций Валерий Григорьев.
- Парафизик, Заварзин Игнат.
- Это что еще за наука? – удивился астроном.
- Придется вам, Заварзин, объяснить, - сказал Лопашин.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
- Все вы, наверное, слышали о торсионных полях.
Присутствующие согласно закивали.
- Наша лаборатория исследует поля, не имеющие физической природы. Они воздействуют непосредственно на чувства живого объекта. Они не имеют протяженности, во всяком случае, в физическом пространстве. Тем не менее, их можно зарегистрировать по поведению живых объектов. В подробности вдаваться не буду. Для этого необходимо прочитать целый курс лекций.
- И что, есть точно установленные факты? - заинтересовался астроном.
- Есть.
- Продолжим знакомиться, - вмешался Лопашин.
- Профессор физики Владлен Мишаков. – Наш институт создает приборы, исследующие различные излучения. Физические. – Он посмотрел на парафизика и улыбнулся.
- Экстрасенс, Увар Сысоев.
- Оригинальная компания, - заметил Мишаков.
- Когда ознакомитесь с сутью дела, вам так не покажется, - ответил Лопашин. – Вы?
- Руководитель сенатского подкомитета, Алексей Грохотов.
- Дементий Епишин, коммунист, руководитель фракции «За Советы».
- Психолог, Максим Витов.
- Социолог, Казимир Плетковский.
- Обо мне лучше ничего не знать, - сказал последний из присутствующих, лукаво улыбаясь.
- Хорошо, - сказал Лопашин. – Начнем с астронома. Вы, Валерий, знаете, что рассказывать.
- Да, я в курсе. Но у меня один вопрос. Почему  для участия в операции выбрали меня, второстепенного человека, а не руководителя Российской секции Проекта поиска Внеземных Цивилизаций?
- Скоро узнаете.
- Итак, на сегодняшний день нами тщательно обследовано 1112 звездных систем с помощью американского космического телескопа…
- В создании которого принимали участие и мы, - вставил Качинов.
- Да. Звездные системы исследовались на предмет обнаружения планет, пригодных для жизни. У 72% звезд не оказалось планет пригодных для жизни. У 28% есть планеты, находящиеся в так называемом Поясе Жизни. Их массы колеблются от одной до пяти масс Земли. Практически на всех обнаружена вода в количестве, которым можно покрыть более половины поверхности этих планет. Но спектральный анализ показал, что в атмосферах этих планет нет в достаточных количествах газов, сопутствующих жизни, в частности, кислорода.
- Извините, - вмешался физик. – Насколько мне известно, когда-то были уверены, что на Венере, Уране и Нептуне тоже нет жизни. Однако, она там есть.
- В примитивных формах, - ответил Валерий. – Но мы искали жизнь, подобную земной. Это все.
- Так, прошу участников операции обращаться друг к другу на ты, - потребовал Лопашин, - с целью установления неофициальных отношений.
- Это еще зачем? – слегка возмутился генерал.
- Опыт, знаете ли. Специфика предстоящей работы. Я выступлю следующим. Это началось 11 лет тому назад во время визита нашего президента в Америку. После открытых состоялись закрытые переговоры, на которых, в силу рода деятельности, присутствовал и я. В заключение беседы глава американского государства предложил на полном серьезе заключить между Россией и США тайное соглашении о разделении Луны между двумя нашими странами. Несмотря на соблазнительные условия, наш президент отказался, мотивируя это тем, что космос не должен принадлежать никому. После переговоров американцы устроили пышный банкет. В разгар пиршества ко мне подошел моего возраста господин, присутствовавший на тайных переговорах, и предложил уединиться нам вдвоем. Я отдал соответствующие распоряжения и прошел вслед за ним в отдельный кабинет. «В нашей Галактике», - начал он без обиняков: «более 100 миллиардов звезд. Как вы думаете, существуют ли внеземные цивилизации?» Я ответил, что должны существовать. После довольно длительной беседы, в которой он пытался внушить мне мысль о том, что пришельцы вмешиваются в нашу жизнь, и преуспел в этом, он предложил мне провести тайный законопроект о разделении Луны через наш сенат, минуя согласия президента. Он убедил меня, что пришельцы активно препятствуют освоению космоса человечеством, и что я узнаю очень интересные вещи. По роду деятельности, я знал одного сенатора, который интересовался пришельцами. Его зовут Алексей Грохотов и он присутствует здесь. Я убедил его выдвинуть данный законопроект на закрытом заседании Сената. Возмущению большинства сенаторов не было предела, но трое из них проголосовали «за». Столь бурная отрицательная реакция удивила меня. Я связался с комитетом ФСБ по НЛО. Там меня подняли на смех. Но вечером того же дня в мою квартиру позвонил какой-то подросток и сообщил, что некий господин желает со мною встретиться в парке. Детали опущу. Это был один из комитетчиков по НЛО. Он поведал мне, что подавляющее большинство землян находятся под контролем пришельцев, разумеется, ничего не ведая об этом. Но некоторые каким-то образом избегли этого контроля. И все собравшиеся здесь обладают этой способностью.
- Так мы что же, с пришельцами собираемся воевать? – Генерал вперил недоумевающий взгляд в Лопашина.
- Если они объявят нам войну, да.
- Гм, - сказал генерал и умолк.
- Так вот, - продолжил Лопашин, - группа этого комитетчика разработала метод, позволяющий выявлять иммунных.
- Бред, - сказал психолог. – Я отказываюсь участвовать в этой афере.
- Вы помните условия, на которых согласились участвовать в операции? – спросил майор.
- Ну, если это так серьезно, беру свои слова обратно. За предложенное вознаграждение можно посвятить свою жизнь и всякой чепухе. – Психолог улыбнулся, взглянул на Лопашина, и улыбка сползла с его губ. – Буду работать добросовестно. Учтите, я был откровенен, это чего-то стоит.
- Вам слово, Сысоев, - обратился майор к экстрасенсу.
- Я являюсь членом названной группы. Сюда приглашен, потому что 9 лет тому назад обнаружил на Луне чувственный объект. Мне пока нечего больше добавить.
- Мистика, - пробурчал генерал. – Вы что, черта там учуяли? Будем воевать с чертями?
- Сергей, помнишь, я спросил у тебя, если на страну нападут, будешь ли ты ждать приказа главнокомандующего, или немедленно начнешь обороняться?
- Обороняться, разумеется.
- А что скажет наш физик? – спросил майор.
- По заказу министерства обороны в сжатые сроки мы создали аппарат для исследования планет. Конечно, мы были удивлены. Это все.
- Моя работа, - гордо сказал генерал, оглядывая присутствующих.
- О дальнейшем нас проинформирует представитель Роскосмоса, - сказал Лопашин.
- Девять лет назад мы запустили на орбиту Луны военный спутник. Почему не военно-космические силы? Чтобы избежать нездорового интереса мировой общественности и объяснений с нею. Спутник обнаружил аномалию точно в том месте, которое указал Сысоев. Она заключается в том, что данный район, площадью около квадратного километра излучает энергии на десять процентов меньше, чем положено. Поглощение происходит в невидимых участках излучений. Вчера вечером получено еще одно подтверждение существования указанного объекта.
- Я продолжу, - вмешался генерал. – Возникает вопрос, как нам удалось протолкнуть этот проект. Задачу упрощает то, что один секретный отдел не должен знать, чем занимается другой секретный отдел. Осталось только убедить координационный комитет и главнокомандуещего, что проект требует такого уровня секретности, что даже они до поры до времени не должны знать его сути. Но в следующем году я должен буду отчитаться, куда потрачены миллиарды. Уверен, что проект будет немедленно закрыт. Насколько мне известно, настроения в правительстве и министерстве обороны таковы, что не спасет даже аргумент о военной американской базе в южном полушарии Луны.
- Следовательно, - подхватил Лопашин, - нам предстоит провести на пост президента на выборах, которые состоятся  через шесть месяцев, иммунного человека. У нас всего одна кандидатура – сенатор Алексей Грохотов. Если он станет президентом, он назначит министром обороны генерала Сергея Крогаля, а главой Роскосмоса – Илью Качина. Руководителем ФСБ стану я.
- Вы предлагаете нам совершить государственный переворот? – социолог был поражен. – Да нам всем головы поотрывают. Я на такое согласия не давал.
- Формально все будет в рамках закона, - успокоил Плетковского майор. – Тебе, Казимир, при поддержке наших структур в ФСБ предстоит подготовить общественное мнение. Крогалю предстоит подготовить армию на случай, если некоторые политические элиты под воздействием пришельцев взбунтуются.
- Значит, - удовлетворенно сказал генерал, - на этом совещании мы должны объявить войну пришельцам. Это хорошо.
- Могут ли римляне победить танки? – иронично спросил физик.
- Поставим вопрос иначе, - возразил майор. – Обязан ли ты, Владлен, защищать страну, если на нее напал противник, превосходящий нас в научно-техническом плане на тысячелетия?
Физик задумался.
- Конечно, - наконец ответил он, - дело проигрышное, но я буду защищать Отечество до последнего вздоха. Но чем?
- Наша задача, - ответил майор, - собирать сведения. Твоя задача, Владлен, и твоя, Игнат, организовать их изучение и создание средств противодействия. Кстати, ты, Владлен, в случае успеха, станешь руководителем академии наук.
- Какие пришельцы? – взорвался психолог. – Неужели вы всерьез в них верите?
Лопашин подошел к Витову.
- Мы точно не знаем, Максим, с чем мы столкнулись, но пока у нас нет более подходящей версии, чем пришельцы. Наша задача – изучить явление и, если оно представляет угрозу для человечества, принять меры.
- Так бы и говорили, явление, - согласился психолог.
- Епишину, - продолжил майор, - предстоит подготовить Думу к предстоящим выборам, при нашей поддержке, разумеется.
- Самая тяжелая работа предстоит мне, - сказал социолог. – Насколько я понял, руководящей партией станет коммунистическая.
- Не обязательно, - ответил Лопашин. – К сожалению, у нас нет ни одного иммунного кандидата в Думе от Единой России, а вступать с ней в кофронтацию мы не намерены. Поэтому предстоит продвинуть в Думу подходящего человека и сделать его лидером партии. На сегодня все. Вопросы есть?
- А моя роль в чем будет заключаться? – спросил астроном.
- Очевидно, в налаживании контакта, - ответил майор.
- А моя, вероятно, в отборе кандидатов для участия в операции, - предположил психолог.
- Совершенно верно. Еще вопросы есть? Тогда все могут приступать к своим обязанностям. Возьмите на столе инструкции и тщательно их изучите.

7

7. Сон.
Рустам проснулся и несколько минут лежал с закрытыми глазами. Тишину нарушало тихое жужжание СОЖ и мерные шаги наверху. Наверное, это ходил Сема. Дневалил.
Сема наверху?! Что он там делает?!
Дамбаев подскочил, как ужаленный. Первое, что бросилось в глаза – аккуратно застеленные койки. В каюте никого не было. Рустам заглянул в соседнюю каюту – та же картина. В кают-компании тоже никого не было. Он позвонил в каюту сержанта и открыл люк. У стола в кресле спиной к нему сидел человек.
- Что случилось? - спросил Рустам, приняв человека за сержанта.
Человек повернулся. Лицо его было незнакомо. Рустам обмер от ужаса и изумления.
- А ничего не случилось, - сказал человек. – Вы все умрете.
Он рассмеялся и исчез. Рустам протер глаза и ущипнул себя за ногу. Глюки, решил он. Правильно, низкая сила тяжести, необычные впечатления. Психика может забарахлить, об этом предупреждали. Нужно сказать Косте.
Косте? Да куда они все подевались? Сердце колотилось как бешенное. Первый порыв – бежать к шлюзу. Спокойно. Рустам сделал глубокий вдох и сосчитал до десяти, вслушиваясь в мерные шаги наверху, затем нажал мышкой на вызов сержанта.
- Рустам, скорее наружу! – послышался из наушников Лехин голос.
- Что случилось? Почему меня не разбудили?
- Ты спал, как убитый! Не задавай глупых вопросов! Быстро!
- Может, сначала на Землю сообщить?
- Заманал!
Рустам дернулся к выходу, затем назад. Действительно, чем Земля поможет в срочной ситуации. Сильно накренившись вперед из-за низкой силы тяжести, он одним прыжком достиг люка вниз. В шлюзовой камере все ячейки для скафандров были открыты и пусты. Но внимание Дамбаева в первую очередь привлекла еще одна открытая ячейка, в которой стоял автомат.
Оружие? Зачем оно здесь? На нас напали американцы? Зачем?
Мысли вихрем неслись в голове, пока Рустам влезал в скафандр. Закрыть его должен был напарник, но на случай непредвиденных обстоятельств было предусмотрено простое устройство. Рустам встал на обозначенный красным пятачок и нажал кнопку. Задняя часть скафандра чмокнула, закрывшись. На дисплее над левым глазом один за другим начали высвечиваться результаты тестирования. Рустам не стал ждать и нажал кнопку откачки воздуха. Результат тестирования и сигнал к выходу загорелись почти одновременно. Через минуту Рустам  с автоматом в руках был наверху. В свете Земли за валунами в направлении их посадочного модуля он разглядел залегшие за валунами фигурки. Не раздумывая, он прыжками укрылся за корпусом станции и только тогда включил связь.
- Я наверху, - сказал Рустам, осторожно выглядывая из-за укрытия. - Что случилось?
- Где он? – услышал Рустам нервный голос Кости.
- Вижу, в седьмом секторе, - спустя секунды раздался голос Пети. На вопрос Рустама никто не ответил.
Он увидел, как метрах в трехстах из грунта вздымается черная сфера, прорезанная сверху горизонтальной полосой, светящейся красным. Замелькали вспышки выстрелов. Рустам тоже прицелился и нажал на курок.

Сема тряс Рустама за плечо. Дамбаев подскочил, как ужаленный. Нидейко прижал палец к губам, затем растолкал Леху.
- Подъем! – заорал сержант, вскакивая с  постели. – А? Что? А, мне приснилось. Что случилось? Зачем разбудили? Блин, надо же такому присниться.
Сема впился пытливо в глаза Лехи.
- Что тебе приснилось?
- Отставить вопросы, - скомандовал сержант. – Докладывай, зачем разбудил.
- Я, - начал Сема, - присел и ненадолго отключился. Очнулся я от того, что услышал шаги наверху.
- Чего? – Леха вытаращил глаза. – Тихо.
Все уставились на потолок.
- Да нету там никого, - прервал через десяток секунд тишину Леха. – Шаги мне приснились. Я посчитал нужным немедленно доложить… вам, господин сержант, о своем сне… А ты заорал, как бешеный, вот точно так же, как сейчас.
- Мне тоже приснились шаги наверху, - осторожно вмешался Костя.
- И мне, - поддержал его Рустам.
- Я тоже слышал, - сказал Петя, - во сне.
Все испуганно смотрели на Сему
- Так-так, интересно, - взял себя в руки сержант. – Докладывай Сема, что тебе приснилось?
- Ну, я первым делом разбудил тебя, во сне, конечно. Сон какой-то необычный, все как наяву. Ты вот точно так же заорал – «подъем». Все повскакивали, кроме Рустама. Ты скомандовал выходить наружу и взять с собой автоматы. Мы с тобой ушли вторыми, так и не разбудив Рустама. На первом этаже мы никого не обнаружили, да и ходить там особо негде. Тогда ты велел мне выходить наружу первым. Я открыл дверь и обмер. В десятке метров стояла черная махина на трех бесформенных конечностях. Я с перепугу дал по ней очередь. Она молнией прыгнула влево и исчезла из поля видимости. Я, честное слово, очень быстро повернулся, но никого не обнаружил. Затем все вышли и по твоей команде стали оглядываться. Все, спустя с полминуты, заметили, как из-за холмика метнулась нечто наподобие огромной черной змеи и, совершив прыжок метров сто, не меньше, моментально зарылось в грунт, словно провалилось сквозь него. Пока оно летело, мы успели открыть огонь. Ты велел спрятаться за валунами, держа то место под прицелом. Мы залегли, и тут я проснулся. А что, на станции и вправду есть оружие?
- Есть, - сказал сержант. – Т-а-ак.  В моем сне все было точно также, как ты рассказал. – И он добавил некоторые детали, которых Леха не видел, потому что проснулся первым. - А вам тоже самое приснилось? – сержант обвел взглядом присутствующих.
Все, имея растерянный вид, согласно закивали.
- Мой сон чуть-чуть отличался. – И Рустам рассказал свой сон.
Сержант, ошарашенный, молчал секунд десять.
- Да-а, - наконец заговорил он и начал одеваться. – Дела. Все умрем, значит. Таких совпадений не бывает. Всем одеться и быть в боевой готовности, а я пойду докладывать Земле.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

8

Добрый вечер! Предлагаю вниманию следующее:http://www.proza.ru/2007/11/06/156 -в целях космической агтиации должно понравиться...

9

8. Лунный самолет (продолжение).
Все собрались в столовой, которая одновременно служила и кают-кампанией. Брис и Илья сидели, Илья угрюмый, опустив голову, Брис – вызывающе поглядывая на остальных, Деби – напротив Бриса, вперив в него осуждающий взгляд, Илса – в позе прокурора, Хельмут – печально глядя в сторону, Надя нервно расхаживала по каюте.
- Муж, называется, - сказала Деби. – Ты же клялся, что всегда и во всем мы будем вместе.
- Да? И оранжерею мы будем сегодня монтировать вместе? Во всем, за исключением дел.
- Нет, вот это дело – веселиться. – Деби картинно всплеснула руками. – Разве не так, Надя?
Надя остановилась возле Ильи.
- Сколько раз ты обещал мне не напиваться!
- Так праздник же, - оправдался Илья.
- В праздник можно выпить понемножку, - сказала наставительно Илса, - столько, чтобы на следующий день работать. Который сейчас час? Вы сорвали нам весь график.
- Не отдохнув хорошо, не будешь хорошо работать, - огрызнулся Брис.
- Ха, посмотрим, какие из вас сегодня будут работники. Хельмут!
Хельмут перевел взгляд на Бриса, который тем временем поймал взгляд Ильи и подмигнул ему, Илья оживился..
- Ну почему, почему вы не пригласили меня с собой? – Кемпф, был расстроен.
- Вот это заявочки, - возмутилась Илса. – Хельмут, ты же рассудительный человек.
- Я бы не напился. 50 грамм в знак солидарности.
Брис подмигнул и Хельмуту.
- Что это вы перемигиваетесь? – вспыхнула Надя, обращаясь почему-то к Илье. – Никуда мы сегодня не поедем…
Еще минут десять женщины изливали эмоции.
- Хватит, - наконец оборвал перепалку Хельмут властно. – Я – командир поселения. Оставим домашние проблемы и займемся делами. Женщины отправляются монтировать оранжерею, Брис и Илья исследуют сто восемнадцатый квадрат, а я остаюсь следить за оборудованием.
Женщины неохотно покинули «поле боя». Спустя полминуты, за ними вышли вышли  Брис и Илья. Еще через десять минут из бокса выползли два ровера, один направился на север, а второй на юго-запад. Укрывшись за холмом, второй ровер остановился.
Когда тяжелый ровер скрылся из вида, Хельмут в скафандре вышел из пещеры. Вскоре все мужчины были вместе. Они состыковали скафандры и открыли переходные люки.
- Закусь не забыл? – спросил Илья Хельмута.
Через полчаса Хельмут вернулся в пещеру.

Точно в пять часов тяжелый ровер подкатил к поселению. Весь коллектив опять собрался в кают-кампании. Вид у поселенцев был подавленный, только Брис держался молодцом.
- Скоро прибудут гости, – сказал он. - Что-то не вижу радости.
- Странно, - сказал Илья. – Голова словно свинцовая. Алкоголь, что ли так подействовал?
- А ты что хотел, - сказала Надя. – Я, правда, тоже как в тумане. Словно угорела.
- Пойду, проверю датчики воздуха, - сказал Хельмут. – Может, углекислый газ.
Он встал, сделал несколько шагов и остановился.
- Я что-то собирался сделать.
- Что? – спросила Илса.
- О чем мы говорили? Нет, я пока присяду, подумаю.
- Что-то не в порядке, - сказал Брис.
- Где мы находимся? – Деби сидела с полуприкрытыми глазами. – Кто вы такие?
Брис встал и сжал кулаки.
- Сосредоточиться. Всем сосредоточиться. Нужно что-то делать. Делать. Проверить. Иду проверять. Иду проверять. – И он удалился, словно сомнамбула, непрерывно повторяя это.
- Говорит Земля, - загремели динамики. – Говорит Земля. Внимание, тревога. Внезапная атака. Все системы станции работают нормально. Хельмут, встань. Повернись направо. Так. Иди. Так. Набирай семь. Девять… Открой ящик.
Через десять минут все поселенцы были прикованы наручниками к различным предметам.
Тем временем посадочный модуль туристического корабля совершал посадку. Лем и Олли находились в прострации. Внезапно вышла из строя система автоматического управления. Земной ЦУП воремя перехватил управление. Но режим посадки  уже не удалось соблюсти. Модуль тяжело плюхнулся на поверхность, сломал посадочные опоры и, кувыркнувшись, замер.
Первым очнулся Олли.
- Папа, что это было?
- Не знаю. Пока не знаю. Ты цел, сынок?
- Да, как будто.
- Говорит ЦУП, - услышали они в наушниках. – Вы целы?
- Да, целы. – Ответил Лем. - Что это было?
- Непредвиденные обстоятельства. Вы можете выбраться из кабины?
- Попробуем.
Через некоторое время Лем и Олли стояли на поверхности Луны.
- Выбрались, - сказал Митчелл старший. – Что дальше?
- Оставайтесь на месте. Сейчас за вами прибудут.
Олли обошел покореженный модуль.
- Па, а как же мы вернемся?
- Не волнуйся. За нами с Земли вышлют другой модуль.
- Па, здорово. Вот это приключение. Пит обзавидуется. А скоро за нами приедут?
- Вообще-то нас должны были встретить. Сейчас свяжусь с Землей. Вызываю ЦУП.
Наушники хранили молчание.
- Па, чего ты молчишь?
Олли потряс отца за рукав. Митчелл старший взял сына за руку, чтобы успокоить его и свободной рукой постучал по шлему.
- Наверное, связь слетела, - догадался Олли.
Теперь ему стало страшно и он прижался к отцу.
Тем временем поселенцы пришли в себя.
- Что это такое? – удивилась Деби, глядя на наручники. – Кто меня приковал? И зачем на станции наручники?
- Кто-нибудь что-нибудь помнит? – в свою очередь спросил Илья. – Помню, пришли женщины, а потом – провал.
- Всем внимание, - сказал Хельмут. – Произошло что-то странное. Всем сохранять выдержку и спокойствие. А теперь давайте разбираться.
- Наверное, надо связаться с Землей, - заметил Брис. – Может, они знают.
- Что это за штучки? – Надя подозрительно смотрела на Илью.
- Надя, успокойся, - сказал Хельмут. – Никто ни в чем ни виноват. – Он нажал кнопку связи. – Вызываю ЦУП.
Динамики ответили тишиной.
- Ни хрена себе, - сказал Илья.
- Спокойно. Всем успокоиться. – Хельмут еще несколько раз попытался вызвать Землю. – Так давайте по порядку. Кто-то из нас приковал нас всех. Зачем?
- Откуда на станции наручники? – повторила Илса вопрос Деби.
- Не знаю, - сказал Хельмут, - но догадываюсь. Допустим, кто-то из нас потеряет контроль над собой. Ведь мы – не специально отобранные люди. Цель эксперимента – доказать, что обыкновенные люди могут жить в космосе .Станция – сооружение для такого случая довольно хрупкое. Делать дополнительное помещение-изолятор, когда каждый доставляемый грамм на счету? Вот, поэтому на станции наручники. Почему мы о них не знали? Думаю, чтобы не вызывать каких-то ненужных подозрений.
- Для начала их надо снять, - сказал Брис. – Ага, здесь код. Догадываюсь, что никто не знает.
- Надо подумать, - сказал Хельмут. – Давайте рассуждать логически. Есть два варианта. Либо код знают только на Земле, либо это один из известных нам кодов, применяемых с другой целью.
- Вряд ли, - сказал Илья, - но надо попробовать.
Прошло полчаса безуспешных попыток.
- Мы все здесь умрем, - в отчаянии сказала Деби.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

10

9. Спасательная операция.
Зазвонил мобильник.
- Привет, Дормидонт, про орешки не забыл?
- Вы ошиблись номером, - ответил Геша.
- Поражен, смущен. Можете положить трубку.
Что за корявый язык, подумал Геша раздраженно, убирая телефон в карман.
То же самое услышал и Крогаль, взяв мобильник.
- Вам делать нечего, - ответил генерал. - Не отвлекайте своими орешками занятых людей. И проверьте, куда звоните.
- Поражен, смущен. Можете положить трубку.
Генерал выключил телефон и включил прослушку.
- Василь, дуй ко мне, - услышал он мальчишеский голосок. – Мне родители купили клевую игрушку.
- Я сейчас не могу, - послышался другой детский голосок. - Я приду к тебе в восемь.
- Ладно, договорились.
Через сорок минут генерал вошел в здание мэрии. Подписав бумаги, он заглянул в 27 кабинет. Лопашин и Качин ждали его.
- Здравствуй, Сергей, - начал Качин. – У нас неприятности. Первые лунные туристы разбились, но остались живы. На поселенцев была произведена психическая атака. По нашим рекомендациям ее удалось нейтрализовать. Затем связь с Луной прервалась во всех диапазонах. В настоящее время поселенцы прикованы наручниками. Дня через три им грозит смерть от жажды, если вообще там еще кто-то жив. А как дела на лунной военной базе?
- Тоже нет связи, - сказал Крогаль. – Но перед этим никакой тревожной информации не поступало.
- Как вы объясните ночной инцидент? – Качин обращался скорее к Лопашину.
- Странно, конечно, - ответил он. – Наши аналитики работают над этим. Есть кое-какие гипотезы. Но мы здесь не за этим. Поселенцам необходимо срочно оказать помощь. Инцидент грозит полным закрытием лунной программы, если мы не спасем их. Итак, у нас три дня. Мы надеялись, что у вас, военных есть какая-то возможность связаться с базой и приказать солдатам оказать помощь поселенцам.
- Есть такая возможность. – Генерал обвел собравшихся довольным взглядом. – На геостационарной орбите находится наш спутник, который в любой момент может отправиться к Луне. Мы предполагали, что в некоторых случаях электроника может оказаться бесполезной. Поэтому информация будет распечатана и в специальной капсуле доставлена лунной вахте. Это займет примерно сорок часов. В свою очередь, вахтовики располагают возможностью сообщить нам, что распоряжение принято.
- А дальше что? - спросил Лопашин.
- Лунный модуль за час после старта доберется до поселения. От места посадки еще полчаса пути. Итого, вся операция займет около 42 часов.
- Тогда немедленно отправляйся организовать связь, а мы с Качиным обсудим варианты страховки.
Крогаль удалился. Лопашин вопросительно взглянул на Качина.
- Бесполезное дело, - сказал тот. - Буксир находится в составе лунной орбитальной станции, связь с которой отсутствует. В составе станции есть посадочный модуль. А что толку?
- А сколько займет времени, чтобы организовать спасательную экспедицию с Земли?
- У американцев есть грузовой корабль в полной готовности для доставки груза на ЛОС в случае серьезной аварии. Даже при самом хорошем раскладе он обеспечит высадку спасательной экспедиции не раньше, чем через четыре дня.
- Да, военные оказались предусмотрительнее. Неужели ничего нельзя придумать? – Лопашин задумчиво побродил по кабинету. – Напрасно мы не пригласили всех.
- А что?
- Ну, у меня два варианта. Во-первых, мозговой штурм. А во-вторых, вдруг наши экстрасенсы смогут связаться с поселенцами и сообщить им код от наручников.
Качин иронично фыркнул.
- Не верю я в эту вашу мистику.
- А испробовать надо все. Ну ее к черту, всю эту секретность. Если нам не удастся спасти поселенцев, она нам уже не понадобится.
- Я так не думаю, - сказал Качин. – События на Луне могут не повлиять на итоги выборов.
- А люди? Вам людей не жалко?
Качин немного подумал.
- А, давайте, - согласился он.
Лопашин достал мобильник. Через час весь комитет был в сборе. Тем временем Заварзин, получив распоряжение Лопашина, организовал паразондирование Луны. Когда все собрались, он начал первым.
- Григорий, все попытки установления экстрасенсорного контакта с находящимися на Луне и возле нее закончились провалом. Такое впечатление, что Луна и ее окрестности полностью блокированы в парадиапазонах.
Качин, психолог, социолог и физик рассмелись.
- Все вы, экстрасенсы, жулье, - съязвил психолог. - Ничего вы не можете, только доверчивых обманываете.
Заварзин насупился.
- Ну-ка, Увар, продемонстрируй, - сказал он.
Все вы, психологи, жулики, - завертелась в мозгу у Витова странная мысль. Он встряхнул головой.
- Ерунда. Какой-то гипнотический фокус.
- Ладно, ближе к делу, - сказал Лопашин. – Будем считать, что этот вариант провалился.
- Почему же, - возразил Заварзин. – Не исключено, что на Луне наше сообщение кем-то принято.
- Нам необходима полная уверенность,  - ответил Лопашин.
- А иммунные могут принимать ваши сигналы? – поинтересовался астроном у Сысоева
- Почему нет. Вы это к чему?
- Тогда попытайтесь сообщить солдатам, чтобы они подали нам какой-нибудь знак, что ваше сообщение принято.
- Какой знак? – удивился Увар.
- Ну, я не знаю. Например, взорвать что-нибудь… Рассыпать какой-нибудь порошок. А мы наведем туда космический телескоп и увидим.
- Есть идея, - оживился физик.
Прошел еще час. Шарль на лунной орбитальной станции уныло смотрел на Землю, слушая Лукаса.
- Будем работать по программе, - говорил тот. – Я уверен, что, максимум, через месяц к нам прибудет корабль с Земли. Если нет, тогда стартуем домой.
- А там, на Луне, туристы, которые разбились.
- Ну не убились же. За ними пришлют.
- А почему их не встретили? Может, у  поселенцев тоже что-нибудь не в порядке.
- Давай не будем гадать.
- А если там ждут нашей помощи.
- Мы сами ждем помощи, - ответил Лукас. – Компьютеры не работают, система жизнеобеспечения работает в аварийном режиме, датчики не работают, связи нет.
- Смотри, что это там моргает.
Лукас подплыл к Шарлю. На темной стороне Земли вспыхивала и гасла красная точка.
- Интересно, интересно, - сказал Лукас. – Это лазер. Одна вспышка, две вспышки подряд, три, четыре, пять. Может, это нам что-то передают? Да, конечно, нам. Может это, азбука Морзе. Ты знаешь азбуку Морзе?
- Представь себе, знаю.
- Ручку, скорее ручку. И бумагу. Я сейчас.
- А что записывать? Раз, два, три, четыре, пять. Раз, два, три, четыре, пять.
- Ты  не понимаешь. Это они пытаются обратить наше внимание. Сейчас пойдет текст.
Астронавты напряженно вглядывались в Землю. Действительно, через несколько минут вспыхнула и замигала еще одна точка.
«Немедленно оказать помощь поселенцам. Точка. Передаем координаты. Точка…

Сигнальте прожектором. Точка. Мы увидим в космический телескоп. Точка.»
- Так, - сказал Лукас. – Ты знаешь азбуку Морзе, поэтому остаешься на связи. Лечу я.
- Я, командир, - ответил Шарль. – Так, я остаюсь на связи. Летишь ты.
Астронавты рассмеялись.
Прошел еще час. Лукас уже находился в посадочном модуле и внимательно следил за стрелкой механических часов – подарок отца, с которым он никогда не расставался. Точно в назначенное время он включил двигатели ориентации. В иллюминатор вплыл Сириус и замер. Затем, строго по часам, Лукас включил тормозной двигатель.
Тем временем Митчелл с сыном брели по Луне. Лем понимал, что они заблудились. Перед выходом они заправили баллоны. Но теперь в распоряжении у них оставалось всего лишь два часа. Олли тоже давно понял, что они сбились с пути. Памятуя школу бойскаутов, где учили быть стойким, не терять надежду и искать выход в самых тяжелых ситуациях, он усердно морщил лоб, но в голову ничего не приходило. Тогда он стал оглядываться по сторонам. Его внимание привлекла высокая скала. Он дернул отца за рукав и указал на нее, затем, не дожидаясь отца, он попрыгал к ней. Через пять минут Олли был на вершине. Невдалеке находилась невысокая горная гряда. Мальчик стал внимательно изучать ее. Вдруг сердце его радостно забилось. Сомнений не было. То, что он разглядел, было входом в пещеру. Дождавшись отца, он указал на нее. Митчелл-старший огляделся и не обнаружил никаких следов, указывающих на то, что здесь были люди. Однако через десять минут они уже были возле пещеры. Олли отбежал в сторону, что-то заметив. Когда Митчелл-старший приблизился к нему, он увидел четкий след от подошв. Следов было много. Одни вели в сторону пещеры, другие – прочь от нее. Сомнений не было, здесь должны были быть люди. Лем сдержал радость, боясь разочарования, зато Олли не скрывал ее.
Они зажгли фонари и вошли внутрь. Вглубь вели следы от колес. Пройдя второй поворот, туристы оказались перед огромной стальной дверью. Лем растерялся. Станция должна была выглядеть совсем иначе. Он обследовал дверь, обнаружил кнопку и нажал на нее. Прошло несколько минут. Лем еще несколько раз нажал на кнопку, затем стал колотить в дверь булыжником. Им показалось какое-то движение. Еще десять минут они пытались достучаться. Безуспешно. Возможно, это было техническое помещение, в котором в настоящее время люди отсутствовали. Туристы решили поискать другой вход.
Олли сделал несколько шагов и замер, заметив колеблющийся свет. Из-за угла вышел человек в черном скафандре с оружием в руках. К нему присоединилось еще трое. Человек наставил автомат Лему в грудь. Лем невольно поднял руки вверх. Олли посмотрел на отца и тоже поднял руки.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

11

10. Аборигены.

Митчелла-старшего поразил необыкновенно высокий рост этих людей, два с половиной метра, не меньше. Они конвоировали незадачливых путешественников до шлюзовой камеры. Когда скафандры были сняты, туристы были потрясены еще больше. Несмотря на внешнее сходство с людьми, аборигены отличались синеватым оттенком цвета кожи, огромным лбом, огромными миндалевидными глазами и маленьким носом. Волосы у аборигенов были вполне земные, светло русые, у всех окаймленные пластиковыми, по виду, обручами.
Невольный ужас охватил путешественников. Олли спрятался за отца и боязливо, но с любопытством выглядывал из-за него.
- С какой вы звезды?- мужественно преодолев страх, но дрожащим голосом спросил Лем.
Один из аборигенов ухмыльнулся и указал на открывшийся люк.
- Они, наверное, не разговаривают, - прошептал Олли, следуя за отцом. – Па, что они с нами сделают?
- Не знаю, - просто ответил Митчелл-старший, но будем надеяться на лучшее.
- Они, наверное, будут ставить над нами опыты, а потом препарируют как лягушек и поместят в коллекцию экспонатов.
Лем посмотрел на сына и нашел нужным предпринять какие-то действия, чтобы его успокоить. Он остановился и обернулся к конвоирам.
- Мы не сдвинемся с места, пока вы не ответите. Что нас ожидает.
Один из конвоиров молча указал вперед. Лем оглянулся и увидел открывающуюся дверь с правой стороны коридора, из которой выходила женщина, такая же высокая, с такими же чертами лица, тоже с охватывающем ее голову обручем. Она подошла к ним.
- Здравствуйте, - на чистом английском приветствовала она путешественников. – Я вижу, вы напуганы. Не бойтесь, мы не сделаем вам ничего плохого. Пройдемте со мной.
- Кто вы такие? – упрямо спросил Лем.
- Вопросы буду задавать я, - холодно ответила она. – А затем, по мере возможности, отвечу на ваши вопросы. Идемте.
Лем поколебался и уступил. Они вошли в просторную светло-серую комнату. Посреди нее стоял стол, обделанный каким-то матовым и тоже светло-серым пластиком. У дальней стены стоял ряд овальных кресел того же цвета на одной ножке. Над ними висел плазменный стереоэкран, создававший полную иллюзию окна, за которым, качал верхушками совершенно земной лес. Возле стола стояли два таких же кресла, а на нем – настольная лампа с направленным абажуром и, по всей видимости, компьютер. На потолке чернели две решетки вентиляции СОЖ.. Левую стену увили вполне земные комнатные растения, посреди которых находилась высокая, как и все здесь, дверь. Посреди правой стены, закрытой высокими, до потолка, шкафами, находилась еще одна дверь.
Один из конвоиров остался, придвинул к столу третье кресло, отрегулировал у двух из них высоту под рост землян, и жестом пригласил путешественников сесть. После этого встал у входной двери с автоматом наперевес. Земляне сидели лицом к нему, осмелевший Олли непрерывно озирался вокруг, женщина села напротив, глядя на них сверху вниз. Тут же открылась дверь слева и вошла еще одна женщина ростом сантиметров на двадцать ниже первой, тоже с обручем на голове. В руках она несла поднос. Она поставила на стол две тарелки с мясным супом, сосиски с картофельным гарниром, тарелку с тонко нарезанным белым хлебом, три чашки дымящегося кофе и удалилась.
- Мы гостеприимны, - сказала женщина. – Давайте знакомиться. Зовите меня баронета Волда.
- Лем Митчелл, промышленник, - машинально представился еще не пришедший в себя Лем.
- Олли Митчелл, ученик восьмого класса. Эта ваша комната очень напоминает комнату для допросов.
- Так и есть, - ответила Волда. – Мы здесь, поскольку нам необходимо получить некоторые сведения о вас.
Внимание Олли привлек прибор на столе.
- А на клавиатуре латинские буквы, - заметил он и посмотрел на отца.
Женщина почему-то нахмурилась и захлопнула планшетку клавиатуры. Затем взяла чашку с кофе и отхлебнула.
- Угощайтесь, - сказала она.
Проголодавшийся Олли жадно набросился на суп.  Митчелл-старший, глядя на него, разозлился на свою робость. Это придало ему решимости.
- Так дело не пойдет, - заявил он. – Мне не нравится ваше обращение с нами. Если вы действительно гостеприимны, почему вы обращаетесь с нами как с арестованными?
Волда рассмеялась.
- Обыкновенные меры предосторожности, - сказала она.
- Понял, - ответил Лем, наконец-то взяв себя в руки, и по примеру Олли принялся за угощение.
Затем, по требованию Волды, путешественники рассказали о себе. Первым по ее указанию начал Олли. Затем наступила очередь Лема. К концу рассказа вид женщины уже не вызывал у Лема содрогания.
- Наш посадочный модуль разбился, - рассказывал он. – Нас никто не встретил, связь пропала. Мы не могли находиться в бездействии. Впрочем, запасов хватило бы на четыре дня. Но нас волновала судьба  поселенцев. Вот почему мы самостоятельно отправились на поиски станции и заблудились. Вы не в курсе, что там произошло?
- В курсе. Поселенцы в настоящий момент все до единого прикованы наручниками и, по видимому, погибнут.
- И вы им не поможете? – возмутился Лем.
- Теперь, очевидно, придется помочь, - задумчиво ответила Волда. - Мы не хотели, чтобы земляне знали о нашем существовании до поры до времени. Но вас, или ваши тела, будут искать. Правильнее всего было бы отправить вас наружу, чтобы вы задохнулись, когда кислород кончится.
Лем содрогнулся.
- Вы так жестоки?
- Нет, мы рациональны. – Волда вновь улыбнулась. – Вы нам нужны. Нас мало. Каждая единица рабочей силы для нас важна.
- Вы берете нас в рабство? – спросил Олли, затаив дыхание.
- Нет, - резко ответила Волда, затем обратилась к охраннику. – Проводите новеньких в их комнату, пусть отдохнут.

Прошло более суток с тех пор, как в поселении начались необыкновенные события. Первым проснулся Хельмут. Ему нестерпимо хотелось в туалет по маленькому. Здесь все свои, благоразумно рассудил он и сделал свое дело, испытывая ужасное чувство неловкости. Затем вновь принялся размышлять, как освободиться от наручников. На столе лежал забытый кухонный нож. Надя вполне бы могла дотянуться до него ногой.
Возможно, появилась связь? Нет, иначе бы их разбудили по громкой. Но Хельмут, на всякий случай позвал.
- На связи Хельмут Кемпф. На связи Хельмут Кемпф. Меня кто-нибудь слышит?
Брис открыл глаза.
- С кем это ты разговариваешь?
- Так, проверил на всякий случай, не появилась ли связь.
Остальные поселенцы тоже зашевелились и открыли глаза. Надя сначала долго недоуменно смотрела на наручники.
- Рука затекла, - пожаловалась она.
- И в туалет хочется, - сказал Брис.
- Так, - сказал Хельмут, - я командир. Приказываю, всем кто хочет в туалет, не стесняться. Мы отвернемся.
Илса недовольно поморщилась.
- Хорошо мы будем выглядеть, когда прибудут спасатели.
- Докторов и спасателей стесняться не следует, - сказал Илья.
- Когда спасатели прибудут, мы уже умрем от жажды. – Надя горько вздохнула.
Прошло несколько минут. Поселенцы сидели пристыженные, только у Бриса был невозмутимый вид.
- Не будем отчаиваться, - попытался взбодрить поселенцев Брис. - Какие у кого есть идеи?
- А где наши туристы? – спросил Илья.
- Наверное, погибли при посадке, - с деланным равнодушием ответил Брис.
- Или, как и мы, ждут помощи, - сказал Хельмут. – От нас. Надя, видишь на столе нож?
- Вижу. Ну и что?
-Ты можешь дотянуться до него ногой.
Скворцова сделала несколько безуспешных попыток подтянуть его к себе.
- Ничего не получается.
- Слушай внимательно, - сказал Хельмут. – Сними часы.
- Кстати, сколько сейчас время, - невинно поинтересовался Брис. - У меня часы не работают.
- Ни у кого не работают, - огрызнулся Хельмут. – Наверное, утро. Надя, сними со второй ноги туфлю и через пряжку ремешком часов пристегни к первой туфле. Теперь попробуй еще раз.
Наконец нож оказался в руках у Нади.
- Бросай его мне, - сказал Хельмут.
- Что ты собираешься делать? – подозрительно поинтересовалась Илса.
- Руку себе отрежет, - брякнул Брис.
- Ой, - испугалась Илса. – Сразу беги к аптечке. Слышишь, Хельмут, сразу – к аптечке.
- Подождите, крови пока не будет. – успокоил Хельмут Илсу. - Это на крайний случай, когда начнем загибаться. А пока поковыряю механизм.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

12

11
На высоте около 20 км по расчетам Лукас сделал кувырок, чтобы осмотреться. Район был знакомым, но он явно промахивался.
- Черт бы побрал эту электронику, - процедил он сквозь зубы. – Как я сяду? А, по любому, горючки на обратную дорогу не хватит.
Он сделал еще несколько кувырков, пока в иллюминаторе не появилась довольно  близко поверхность планеты. Сел он довольно прилично, прильнув к иллюминатору, по Земле и зведам сориентировался, снова взлетел, оставив ставшей ненужной посадочную ступень. Через несколько минут, выжгя на всякий случай остаток горючего плюхнулся в нескольких десятках метров от будущего поселения, крякнул от сильного удара но стерпел.
Через десяток минут Лукас отдраил внутренний люк шлюзовой камеры и замер на секунду от неожиданности. В грудь ему смотрел автомат, который направлял на него гигант неземной внешности ростом в два с половиной метра. Лукас юркнул за переборку шлюза.
Он сделал несколько глубоких вдохов и взял себя в руки.
- Кто вы такие? – зачем-то крикнул он.
Гигант молниеносно просунул руку в люк, поймал Лукаса за воротник и втащил в кают-кампанию. Лукас вырвался. Гигант оказался не так уж и силен, но ствол автомата заставил астронавта прекратить сопротивление. За столом, в наручниках сидели все шесть поселенцев. По обе стороны от них стояло еще два гиганта, направив на прибывшего автоматы.
- Что здесь происходит? - спросил Лукас у Хедьмута, с которым, разумеется, был знаком.
- Нас освободили и снова арестовали, печально сказал Хельмут.
- А где туристы?
- Видимо, погибли при посадке.
- А может тоже арестованы, - заметил Брис.
- Я очень надеюсь, - сказала Деби.
- А с этими пытались поговорить? – Лукас кивком указал на пришельца.
- Пытались, - ответил Хельмут. – Они молчали и чего-то ждали.
- Только омерзительно ухмыляются, - перебила его Надя. – Эй ты, чучело. Слышишь? Ты чучело.
В подтверждение ее слов пришельцы ухмыльнулись.
- Вот видите? Видите? Ублюдки. Как вы обращаетесь с женщинами! Илья, сделай что-нибудь.
- А что я сделаю в наручниках. Илья сидел, набычившись.
- Эх ты, мужик.
- Надя, прекрати истерику, - сказала Илса.
- Убивать они нас не собираются. – Хельмут взглянул на пришельца. – Посмотрим, что будет дальше.
- Эх вы, мужики.
Деби вздохнула и закатила глаза.
Когда Надя успокоилась, двое пришельцев отступили назад, а третий начал расстегивать наручники. С Нади наручник сняли последней. Она тут же попыталась ударить пришельца, но он схватил ее за руку. Илья метнулся было на помощь.
- Эй, я жить хочу! – Брис был начеку.
Илья остановился. Все стали уговаривать Надю повиноваться. Она несколько секунд безумно озиралась. Наконец до нее дошло, к каим последствиям могли привести ее действия.
- Хорошо. Я сдамся. Но только потому, что мне вас жалко.
Через некоторое время семь человек и три гиганта вышли из шлюзовой камеры. Их ожидал аппарат неизвестной конструкции. Когда все вошли, люк захлопнулся и аппарат взлетел. Сперва он приблизился к пещере, подняв тучу пыли, а затем направился прочь. Земляне не видели, как на месте станции вздыбился взрыв.

Надя открыла огромную дверь. Перед ней стояла женщина-пришелец.
- Здравствуйте, - сказала женщина. – Проходите.
- Я тебе, сучка инопланетная, глаза выцарапаю. – Надя решительно ступила к ней и тут же была скручена конвоиром.
- Вы благоразумны, - обратилась женщина к Илсе. – Успокойте свою напраницу.
- Надя, прекрати.
- Да что это такое! – Надя заплакала.
Илса обняла ее за плечи.
- Успокойся, милая. Пожалуйста. Видишь, мы сейчас с этой дамой побеседуем и все выяснится. Все будет хорошо. Ты прямо как ребенок.
- Ладно, - буркнула Надя, вытирая слезы.
- У нее сдали нервы, - нашла нужным пояснить женщине Илса.
- Присаживайтесь. Зовите меня Волдой.
- Илса Кемпф, - представилась немка.
Надя подперла кулачками подбородок и хищно уставилась на Волду.
- Так. Значит это вы все подстроили.
- Надя, помолчи, - вмешалась Илса. – Так мы ничего не выясним.
- Ладно.
- Илса, расскажите о себе.
- Сначала мы хотели бы выяснить, что все это значит и что нас ждет?
- Я отвечу на ваши вопросы. Но прежде вы ответите на мои. – Волда нежно смотрела на Илсу. Ее взгляд удивил Илсу. Илса ответила вопросительным взглядом. Волда рассмеялась.
Немецкое имя. Нежный взгляд. Наверное пришельцам очень близка немецкая психология, решила Илса и начала отвечать. Разумеется, землянкам было предложено угощение, от которого они не отказались.
Через полчаса Волда в сопровождении ковоиров проводила женщин в соседнюю комнату и пригласила на допрос Илью и Бриса.
После процедуры представления Брис не стал отвечать, а встал и начал расхаживать по комнате.
- Значит, пришельцы все-таки существуют? Что ж, очень приятно было познакомиться, - ехидно заметил Брис, останавливаясь возле экрана. Некоторое время он разглядывал пейзаж. – Очень интересно. Ели, березки, вполне земные. – Он подошел к стенке с растениями. – Эти растения мне тоже знакомы. Вполне земные. Или, о чудо, ваши растения полностью повторили эволюцию земных до мелочей. Интересно-интересно. А может у вас вообще нет растений – только какие-нибудь одноклеточные водоросли, и наша растительность привела вас в восхищение? А может вы нечаянно полностью уничтожили свою растительность? Что же вы молчите?
Волда с интересом наблюдала за Брисом. Он подошел к столу и взял чашку.
- Кофе. Сосиски. Одинаковый с нами метаболизм? Или специально для нас приготовили. А, понимаю. Психологический прием. Действие на подсознание. Возможно вид земных растений должен нас расслабить и сделать более сговорчивыми. Или разговорчивыми. Пытаетесь расположить нас к себе. Зачем же врываться к нам с автоматами? Кстати, автоматы тоже выглядят как вполне земные изделия. Вы не умеете делать оружие? Это о многом говорит. Увидели оружие, узнали о наших войнах, ужаснулись и решили, что мы понимаем только язык оружия? А ваши ребята, охранники, случайно не биороботы? Они совсем не умеют разговаривать? Но вы не земляне, факт. Земной следователь уже давно наставил бы меня на путь истинный. Ведь вы попросили, гм,  меня рассказать о себе, а я сам тут устраиваю расследование. И мне это сходит с рук. Или выйдет боком? – Брис забеспокоился. – Возможно, я демонстрирую изо всех сил, что моя кандидатура вам не подходит. Или наоборот. Тот, кто отвечает как надо, тот и подлежит уничтожению. Гадание на кофейной. А, уломали. Я Брис Линдлей, родился…
Волда подскочила как ужаленная.
- Ложитесь! – рявнула она. - Лицом к полу! Не смотреть!
- Что такое? – изумился Брис.
Охранник наставил на него автомат. Земляне покорно рухнули на пол. Краешком глаза Брис подсмотрел, что «изображение» Волды и охранника  запрыгали хаотично по всем трем измерениям комнаты. Они исчезали, чтобы тут же моментально на долю секнды появлялись где-нибудь в другом конце комнаты. Причем их скрючило как человека в какой-то позе йогов. Брис приметил, что Волда «плясала» все ближе к нему. Когда она оказалась совсем рядом, невыносимый приступ боли пронзил все его органы, и он потерял сознание.
Через три минуты все закончилось.
- Вставайте, - сказала Волда, склонившись над Ильей и легонько хлопнув его по плечу.
Илья встал. Брис лежал неподвижно.
- Брис, можно встать, - позвал Илья.
- Не знаю, жив ли он. Я же велела не смотреть, - возмутилась Волда.
Она  еще не успела договорить, а четверо «охранников» уже подхватили Бриса и бегом  унесли куда-то.

13

Часть 2.
Дар любви.
За что бог так презрел Иова?
2.1. Продолжение.
- Уф, - сказал сержант и разжал зубы, приходя в себя. – Чего это я нажрался? Или нанюхался.  У нас, наверное, какие-нибудь неполадки. Надо бы на Землю сообщить.
Его глаза смотрели на отверстие в полу. Кто-то забыл закрыть люк, подумал он. А где крышка?
- Какой, к черту здесь люк! – сказал он вслух.
Его правая рука сжимала ствол автомата. Он недоуменно посмотрел на него.
- Я, что, опять сплю? Нет, на этот раз это реалити-шоу не прокатит.
Леха отложил автомат и повернулся к компьютеру. Компьютер не работал. Леха нажал на кнопку включателя. Никакой реакции. А свет горел и легонько шумела вентиляция жизнеобеспечения.
- Вот те раз, а как же я сообщу на Землю? Ладно, надо узнать, как там ребята.
Кнопка близкой связи на рукаве тоже никак не отреагировала на нажатие.
- Ладно, надо ногами топать.
Леха пошел к двери, по дороге заглянул в отверстие.  Он ожидал внизу увидеть шлюзовую камеру. Ничего подобного. Сразу за потолочной переборкой круто вниз шли ступеньки, вырубленные в скальной породе.
- Точно, сплю. Ни фига, сны снятся. А почему на Земле так заинтересовались нашим коллективным сном? А может и не сны. А что тогда? Гипноз?
Больше Леха ничего придумать не смог, почесал затылок и подошел к двери. Толкнул. Она не открылась. Он потянул ручку ручного запора. Дверь была заблокирована. Такое могло быть только в одном случае – при разгерметизации. Или если ручку закрепили с другой стороны. На всякий случай Леха побарабанил подошвой башмака по двери, подождал немного. Никто не отозвался.
- Не, я ща проверю, сон это или нет.
Он достал из тумбочки иголку, решительно вонзил ее в тыльную сторону ладони и вскрикнул от боли.
- Что, и боль снится? Вот это космос. Нас ко всему готовили, но не к этому. Да нет же, нет. Ведь занимался с нами психолог.
Леха взял фонарик, посмотрел на автомат и тоже взял. Конечно, как он не гнал из головы эту чертовщину, ему становилось жутко. Но спустился в отверстие. На глубине более двух метров оно плавно поворачивало и превращалось в тоннель, уходящий вниз. Когда-то давно он прочел  книжицу какого-то фантаста, посмеялся над его фантазией.
Так с чем же мы имеем дело, думал он. Пришельцы? Вообще-то Леха полагал, что они похожи на людей. А что же тогда они видели во сне?
- Техническое устройство, - сказал он вслух. – Пластмассы там разные, композиты.
Леха не знал, что такое композиты, но слышать приходилось.
- Интересно, откуда здесь воздух?
Вскоре рукотворный тоннель кончился, превратившись в естественный проход. Примерно через километр проход  привел в пещеру. По его прикидкам, он находился на глубине нескольких сот метров. Пещера была, по его понятиям, небольшой, не больше пятидесяти метров.  Он обошел ее и нашел еще тройку  ходов.
- Нет, так дело не пойдет. Надо возвращаться. Стоп, себе думаю, а через какой лаз я прошел? Кажется, через этот. Надо было пометить.
Леха пошарил фонариком, нашел камень размером с дыню, поставил на выступ около входа и вошел в него. Через сотню метров проход резко пошел вниз.
- Ага, значит, не сюда.
Леха повернул назад. За очередным поворотом ему послышался какой-то шум. Он выключил фонарик, обнаружил, что проход слегка освещен, удивился и прислушался. Это были голоса где-то вдалеке. Леха взял автомат наперевес и двинулся вперед, поминутно останавливаясь и прислушиваясь. Вскоре ему показалось, что он разобрал голос Семы.
- Ребята! – крикнул он. – Стойте, где стоите! Это я, Леха! Стойте! А то заблудимся!
- Леха! Ты где? Двигай к нам! – услышал он вдалеке зов Семы.
- Иду! – обрадовано откликнулся Леха. - Только стойте на месте! Здесь много ходов!
- Слышим!
Леха почти бегом двинулся вперед, не включая фонарик, влетел в пещеру и заметил в нескольких шагах людей. Он принял их за друзей.
- Я же сказал, ждите на месте, - громко сказал он и осекся.
Это были чужие. Их было двое. Они направляли в его сторону стволы автоматов. Он метнулся за выступ.
- Кто вы такие?
- Не бойся. Свои.
Леха осторожно выглянул, при достаточно хорошем естественном свете разглядел, что форма на чужаках действительно российская.
- Откуда вы здесь? – спросил он, не решаясь подойти.
Чужаки закинули автоматы за плечи и двинулись к нему.
- А вы думали вы одни такие крутые, - со смешком  сказал один из них.
- Стойте, где стоите.
- Да убери ты ствол, - сказал второй, но они все-таки остановились.
Леха навел на них фонарик, внимательно осмотрел их. На погонах он заметил лейтенантские звездочки. Они были как две капли воды похожи друг на друга, их лица лучились дружелюбием и были очень красивые, словно с обложки «Плэйбоя». Каждый из них прикрыл глаза рукой от света фонарика.
Точно, реалити-сон, подумал Леха. Эх, была - не была, решился он, закинул автомат за плечо, но с места не сошел и фонарик не выключил.
- Что вы здесь делаете?
- Нам сказали, что у вас авария, и мы шли на выручку.
- А почему вы одинаковые?
Чужаки недоумевающе посмотрели друг на друга.
- А что такого? Мы двойняшки.
- Леха! Ты скоро?! – все еще издалека позвал Сема.
- Подождите немного! – откликнулся он и снова обратился к чужакам. – Так откуда вы здесь? Я думал, что мы здесь одни. Космос – дело дорогое.
- Эх ты, простак. О лунной программе шестидесятых слышал?
- В курсе. Но ведь ничего тогда не вышло.
- Вышло. Просто боялись, что… - Чужой почему-то запнулся. - … нас обвинят, там на западе, что отправили людей на верную смерть.
- Вот как? Интересно? Подождите здесь, пойду позову ребят, - сказал Леха, выключая фонарик.
- Иди-иди, - сказал чужой и улыбнулся, как показалось Лехе, ехидно.
- Вы меня не поняли. Могу позвать, но чтобы не получилось недоразумения…
- Хорошо-хорошо, - ответил чужой все также улыбаясь.
- Леха! Ты скоро?!
- Иду!
Окликнув еще раз по дороге, чтобы определить в какой проход идти, сержант через пару сотен метров приблизился к подчиненным.
- В чем дело? – спросил Сема. - Почему так долго?
- Ребята, а я думал, станция разгерметизировалась и вы погибли. Как я обрадовался, когда услышал вас. Там двое чужих в российской форме.
- Ну да, а мы гуляем по тверской.  Красивые девки?
- Отставить шуточки, рядовой Нидейко. Да погасите вы фонарики. Значит так, если это сон, нам терять нечего. Пойдем с ними на их базу.
- Сон не сон, - задумчиво сказал Костя, - а Рустама предупредили, что мы все здесь умрем.
- А что ты предлагаешь? – спросил сержант.
- Вернемся на базу и сообщим на Землю.
- Дельное предложение, - сказал сержант. – Только связи нет.
- Появится, - уверенно заявил Костя.
- Хорошо. Стройся. Слушайте приказ. Сейчас, строем идем к чужакам, сообщим им наше решение и возвращаемся на базу. Нале-во. Можно не в ногу, шагом, марш.
У выхода сержант скомандовал остановиться. Чужаки стояли в нескольких метрах от них.
- Кто из вас старший? - спросил Леха. – К кому обращаться?
- Ко мне, - выступил вперед один из них.
- Господин лейтенант. Мы обязаны, прежде чем продолжить контакт с вами, сообщить обо всем на Землю. Мы вернемся на базу, а встретимся с вами завтра, в девять утра, на этом же месте.
- На вашу базу вы не пойдете, - ответил чужак.

14

2.2
Волда шла впереди. За ней следовал Олли. Отец шел за ним, словно прикрывая от трех «охранников» с автоматами позади. Коридор пересек другой коридор. Волда повернула влево.
- Интересная история, - сказал Лем. – Сперва нас сутки продержали взаперти. Теперь нас сопровождают три автоматчика. Так мы арестованы или нет?
- Нет, - коротко ответила Волда.
- А если я побегу, они станут стрелять?
Волда остановилась и обернулась. Задумавшийся Олли едва не налетел на нее.
- Куда вы побежите? – спросила она.
- Ну, не знаю, - замялся Митчелл-старший. – Во всяком случае, искать пути к свободе.
- Без паники, - сказала Волда и последовала дальше.
Они повернули еще раз, и наконец Волда остановилась около двери и открыла ее.
- Входи, Олли. Это твои апартаменты. – Волда обернулась к  Лему. – Две минуты, - сказала она и скрылась за дверью вслед за Олли.
- Мой мальчик, - начала она, но Митчелл младший перебил ее.
- Я не мальчик, и я не твой.
- Мальчик и мой. Слушай. Вот компьютер. Здесь есть игры и другие полезные программы.
- А интернет есть?
- Нет, и не предвидится. Вон та дверь ведет в санузел, а та – к твоему отцу.
Сказав это, Волда сразу вышла.
- Как будто я тупой и не мог бы сам проверить, - буркнул он.
Он посмотрел на «окно». За окном высились неземные небоскребы меж которыми кружили странные аппараты. Небоскребы соединяли причудливо выгнутые дороги без видимых опор. В небе сияло солнце рядом с которым находилось небольшое с горошинку второе солнышко. Смотреть на первое прямо было невозможно, но боковым зрением улавливалась значительная разница в цвете.
Олли подошел к выходной двери, приоткрыл ее и выглянул. По коридору улепетывали три охранника. Это рассмешило его.  Он вышел. Дверь к отцу была в том направлении, в котором скрылись охранники. Олли подошел к ней и потянул ручку. Дверь была заперта. Тогда он постучал.
Выглянула Волда.
- Подожди, - сказала она.
- А можно я пойду погуляю.
- Уже пора ложиться спать, - ответила Волда и вновь закрыла дверь.
- Нашла маленького, - возмутился Олли, засунул руки в карманы и отправился на прогулку.
Тем временем Волда вновь повернулась к Лему и молча продолжила пристально смотреть на него. В голове у Митчелла-старшего было пусто. Взгляд Волды был тягостен ему и хотелось спать.
- Уйдите, пожалуйста, - минут через пять не выдержал он.
- Хорошо. Вон та дверь ведет к сыну.
Волда удалилась. Митчелл, как американец даже и не подумал, почему их поместили в разные комнаты – настолько это было естественным. Он разделся, сходил в ванну и прилег. Странно, подумал Лем, как быстро он привык к этим чудовищам. Лем закрыл глаза и начал засыпать. Но спустя немного времени, он услышал, как открылась входная дверь.
- Чего еще, - раздраженно сказал он, открывая глаза.
Это была другая женщина. Она присела в кресло напротив кровати и тоже стала пристально смотреть на Лема.
- Это что еще за пытка? Уходите.
Женщина не ответила.
- А, понятно. Рабыня, рабочая пчела. Вам что, язык отрезают?
Женщина не ответила и продолжала пристально смотреть.
- Приказываю тебе, служанка, немедленно уходи.
Женщина продолжала смотреть.
- Ах так. Олли! – позвал Митчелл.
Никто не отозвался.
- Наверное, звукоизоляция хорошая.
Митчелл встал и попытался открыть дверь к сыну. Дверь была заперта. Он постучал в нее.
- Олли! Ты меня слышишь!?
По-прежнему, тишина. Тогда Митчелл подошел к выходной двери и ее тоже не смог открыть.
- Мы одни, - сказала женщина.
- А, так значит ты не рабочая пчела. Тогда объясните, что это за насилие? Я хотел спать. Вы перебили мне весь сон. Зачем вы пришли? Объясните, я слушаю.
- Чтобы быть с тобой.
- Да нужна ты мне. Пошла к черту, - разъярился Митчелл. – Не боюсь я вас. Пошла к черту.
- Мне некуда идти.
- Они, что замкнули дверь? Так значит все-таки рабочая пчела или невольница. Сочувствую, - сказал Митчелл, беря себя в руки.
- У нас все рабочие пчелы.
От желания спать у Митчелла не осталось и следа.
- Очень интересно. Значит большинство решило за вас, что вы будете со мной.
- Нет.
- Тогда что?
- Я не могу это объяснить.
- Понятно. Тупая. Умные и глупые. Что-то вроде кастовой системы.
- Я знаю, зачем я пришла. Но я не могу это объяснить.
- Да, кстати. А ведь вы обещали нам все объяснить.
- Я не обещала.
- Правильно. Обещала Волда. Почему у меня вылетело из головы напомнить ей это, когда она была здесь. Хорошо. Подождем до завтра.
- Ты ее больше никогда не увидишь.
- Вот бессовестная. Обманула.
- Она не знала.
- Такое впечатление, что мы находимся в одинаковом положении. Ладно, попробую вас выпустить отсюда. Ну-ка, освободите-ка кресло?
- Зачем?
- Выломаю дверь.
- Не делай этого. Там пусто.
- Понятно. На ночь воздух откачивают. Е-есть, есть у вас хозяева. Но вы почему-то не догадываетесь об этом. Доберусь  я до них, - сказал Лем, укладываясь.
Женщина легла рядом с ним. От нее сразу повеяло уютом. Нет, не женщиной, а именно уютом, так сильно, что не возникло ни малейшего желания прогонять ее. И сразу захотелось спать.
- Ты не понял, - сказала она. – Там совсем пусто.
- Загадки, загадки. Откуда вы прилетели? – спросил Лем.
Женщина задумалась.
- Я ниоткуда не прилетала. Я родилась здесь.
- А твои предки откуда прилетели?
- С Земли.
- С какой Земли?
- С той, что возле Луны.
- О как. Землячка, значит. Землянка. Что-то я с такой расой на Земле не знаком. Почему вы тогда так отличаетесь от нас?
- Я не могу это объяснить.
- А ты попробуй.
- Представь себя, что я заразилась каким-то вирусом, и он изменил меня.
Лем переборол чувство уюта и неги, отодвинулся от не и встал.
- Только это не вирус, - продолжила она.
- Понятно, разум-интервент. Так ты пришла заразить меня!
- Напротив, я пришла хранить тебя. Это не разум, не жизнь, не материя, не чувства. Это другое. Ты не поймешь. И не надо.

15

2.3.
Этой ночью Митчеллу-старшему снились хорошие сны. Ему снилась мать, сестра. Во сне он провернул какое-то очень выгодное дело, по этому поводу был банкет, где все было шикарно. Правда под конец появился его ненавистный конкурент, но Митчелл наорал на него и тот стушевался. На этом эпизоде Митчелл проснулся. Первое, что он увидел – пристальный взгляд какой-то знакомой женщины и тут же вспомнил, где он находится.
- Ты все еще здесь? - удивился он.
- Это не от меня зависит, но через минуту я уйду.
- Постой-постой. Как тебя зовут? Моя хранительница, так кажется?
- Агнет. – Она уже была на ногах.
- Не американка.
- Немка.
Дверь распахнулась настежь и в комнату вошли обыкновенных с виду три солдата в серой какой-то иностранной форме. Первый, судя по форме явно был старше по званию. За их спинами Митчелл видел идущих друг за другом обыкновенных людей в серой спецодежде.
- Пошла вон, мразь, - сказал старший Агнет, глядя ей куда-то ниже пояса.
Агнет присела, типа как сделала книксен и бочком скользнула к двери. Старший по званию раскрыл папку.
- Так, у нас появились иностранцы. Лем Митчелл?
- Да, - ответил Митчелл, скрестив руки на груди, - а вы кто такие?
- Молчать. Следуйте за мной.
- Постойте, я хочу видеть сына.
- Ваш сын в соседней комнате. У него другой распорядок дня.
- Я никуда не пойду, пока его не увижу.
- Не больше одной минуты. У вас много дел. – Старший ухмыльнулся. – Идемте.
Они вышли в коридор, старший по званию впереди, солдаты – вслед за Митчеллом.
- Сколько вас здесь? – спросил Митчелл, глядя на вереницу людей.
- Это не секрет. Сто тысяч. Из них половина – уроды. Входите, – сказал старший по званию, открывая дверь.
Комната была пуста.
- Но здесь никого нет, - сказал Митчелл.
- Может, мальчишка в ванной? – предположил офицер. – Игнац, - обратился он к одному из солдат и что-то добавил, как понял Митчелл, по немецки.
Игнац вышел. Второй солдат проверил санузел и развел руками. Очень скоро возвратился Игнац и что-то доложил офицеру. Офицер обратился к Митчеллу.
- В вашей комнате и здесь мальчишки нет.
Офицер вынул из кармана, ну точь-в-точь, мобильник. Поговорив немного с кем-то по-немецки, он убрал мобильник назад в карман.
- Мы разыщем вашего сына и сообщим вам. А теперь идемте.
- Куда?
- Молчать, привыкайте к порядку.
- Я подам на вас в суд, за грубое обращение к гражданским лицам.
Офицер удостоил его ухмылкой. Они вошли в следующую комнату. В ней находился Хельмут.
- Митчелл? – удивился и обрадовался он. – А мы предполагали, что вы погибли.
- Молчать, - рявкнул офицер, открывая папку. – Хельмут Кемпф?
- Так точно. – Сработала немецкая дисциплинированность.
- Предатель, - сказал офицер, глядя в папку.
- Почему? – удивился Хельмут.
Офицер наградил его ухмылкой.
- Идемте.
- Я хочу увидеться со своей женой, - сказал Хельмут.
- Увидитесь, с восемнадцати ноль-ноль до двадцати двух ноль-ноль по Гринвичу.

- Лукас? А ты как сюда попал? – Это удивился Митчелл.

- Илья Скворцов?
- Ну.
- Русский. Расстрелять, - сказал офицер, захлопывая папку.
Затем лицо его вытянулось. Он снова раскрыл папку.
- Нет. Здесь написано - к уродам, - успокоил он Илью и враждебно посмотрел на него.
- Что происходит? – вышел вперед Лукас, загораживая Илью.
- Молчать!
- Да пошел ты, - двинулся вперед Илья, отстраняя Лукаса. – Ну давай, стреляй.
Солдаты передернули автоматы.
- Стойте. – Офицер поднял руку, призывая к вниманию. – Мы находимся на Луне. Чтобы здесь выжить, надо работать, много работать. А для этого нужна железная дисциплина. Работают все, кроме надзирателей. Не перебивать, - отреагировал он на порыв Лукаса. – Нам дорога рабочая сила и свежие гены, но бунтовщики нам не нужны. С бунтовщиками у нас разговор короткий – расстрел на месте.
- А как вы сюда попали? – все-таки спросил Лукас.
- Да, - присоединился Хельмут. – Нам обещали все объяснить.
- Не Волда ли? – поинтересовался Митчелл.
- Она самая, - подтвердил Илья.
- Мне сказали, что я вряд ли ее еще раз увижу. Значит, наверное, и вы.
- Так вы идете? – спросил офицер, вынимая пистолет.
- Идем-идем, - поспешил успокоить его Хельмут. – Идемте же, коллеги.
- Я хочу увидеться со своей женой, - обратился на ходу Илья к офицеру.
- Каждый день с 18-00 до 22-00 по Гринвичу.
- Привет, - возмутился Илья. – Я не могу спать со своей женой?
- Илья, не доставй его, - посоветовал Хельмут. – Он и так к тебе неравнодушен.
- А тебя он обозвал предателем, - заметил Митчелл. – Мне кажется, он ко всем нам неравнодушен.
Земляне ожидали, что у следующей двери опять произойдет остановка, но этого не произошло. Несколько минут они шли молча.
- А где Брис? - не выдержал наконец  Лукас.
- Он, кажется, погиб, - ответил Илья.
- Последний раз предупреждаю, молчать, - бросил офицер через плечо.
Илья показал его спине язык.
Они вошли в огромное помещение. За длинными столами сидели обыкновенные люди вполне прилично одетые и тихо переговаривались. Солдаты у дверей щелкнули каблуками и вздернули руки, приветствуя офицера.
- Хайль Гитлер!
У Митчелла вдруг поплыло перед глазами и, чтобы не упасть, он плюхнулся на пол.
- Я больше не могу, - сказал он. – Я устал от этого бреда. Мы где? На Луне или где?
- Хорошо что среди нас нет еврея. – Илья истерично рассмеялся.
Офицер расставил ноги, скрестил руки за спиной и уставился на землян.
- Успокоились? – наконец спросил он, открывая папку. – Сейчас вы хорошо позавтракаете. Плохой аппетит не приветствуется и может быть приравнен к бунту. Хельмут Кемпф – третий трудовой отряд. Стол с номером три. Лем Митчелл – пятый трудовой отряд. Стол номер пять. Лукас Ревински – шестой трудовой отряд. Чего ждете? Немедленно занять свои места.
- А я? – спросил Илья.
- А ты – к уродам.

16

2.4.
Олли остановился у одной из дверей и повернул ручку. Дверь была открыта. Он осторожно приоткрыл ее и заглянул вовнутрь. Подросток увидел «охранника» наставившего на него автомат и четыре койки в два яруса, на которых лежало еще три охранника. Олли немедленно захлопнул дверь и замер, удерживая ручку. Прошло полминуты – все было тихо. Олли отпустил ручку и тихонько отошел от двери. Он постоял еще немного, почесал затылок и пошел дальше.
Одно из ответвлений коридора заканчивалось тупиком с дверью, у которой прохаживался еще один охранник с автоматом, видимо, охраняя ее. Олли испуганно прыгнул вперед и пошел дальше, поминутно оглядываясь. Коридор плавно повернул немного вправо. За поворотом коридор снова пересекал другой коридор. Олли повернул повернул влево. Он не прошел и двадцати метров, как дверь впереди приоткрылась, и из нее выглянула женщина. Олли узнал в ней Волду. Она поманила его.
- Извращенка, - сказал Олли и повернул назад.
За углом пересечения он с удивлением обнаружил, что Волда стоит там. Она приветливо улыбнулась ему. Олли презрительно сплюнул и снова повернул назад. Волда пошла вслед за ним.
- Отстань от меня, - сказал Олли, остановившись.
- А куда ты идешь?
- Не твое дело.
- Можно я пойду с тобой.
- Мне нянька не нужна, - запротестовал Митчелл-младший.
- Какая же я нянька. Знаешь сколько мне лет?
- Ну, наверное, двадцать пять – тридцать.
- Мне четырнадцать лет. Как и тебе.
- Да ну? – Олли оценивающе осмотрел ее. – Врешь.
- Не вру.
Олли с сомнением пожал плечами.
- А что здесь есть, кроме этих коридоров и дверей? – спросил он.
- Пещеры. Только все пути к ним охраняются. Но я могу провести тебя к ним. Я знаю тайный ход.
Олли демонстративно задумался.
- Я тоже люблю приключения, - добавила Волда для убедительности.
- Не люблю девчонок, - сказал Олли. – Но раз ты можешь вывести меня отсюда, так и быть, идем со мной. Только держись от меня подальше. Девчонки вечно лезут с нежностями, а я этого не перевариваю.
Они двинулись вперед, Митчелл-младший посреди коридора, Волда – рядом, скользя вдоль самой стенки.
Олли посмотрел на нее иронично, но подвинулся к противоположной стене.
- Если ты дечонка, - сказал он, - то интересно, почему это тебе доверили допрашивать взрослого, ну, моего отца?
- Я обладаю необходимыми способностями.
Митчелл-младший уважительно посмотрел на нее.
- А почему вы носите на головах обручи?
- Это усилители.
- Усилители чего?
- Как бы это тебе ответить. – Волда немного подумала. – С их помощью мы общаемся.
- Телепатия?
- Я бы так не сказала. Ведь телепатия, как я понимаю, это врожденная способность. Я бы сказала, что наше общение напоминает мысленную радиосвязь. Но это не радиосвязь.
- А что?
- Я не могу тебе это объяснить.
- Ты что, глупым меня считаешь? – обиделся Митчелл-младший. – Я, между прочим, почти отличник.
- Да нет же, - возразила Волда. – Я этого не смогла бы объяснить даже Энштейну.
- О, ты и про Энштейна знаешь. Четырнадцать лет, а знаешь что-то такое, чего даже великие ученые не смогут понять? Понятно, инопланетянка.
Волда усмехнулась. Олли это заметил.
- Что смешного в том, что я сказал?
Волда остановилась.
- Нет-нет, ничего. Пришли. Часть правой стены, где остановилась Волда, вдруг поехала вниз, хотя не было видно ни малейшего намека на стык, и образовался проем шириной меньше метра. Проем открывал вход в нишу глубиной метра в два, которая заканчивалась дверью.
- Я пойду вперед, - сказала Волда, вошла в нишу, и дверь немедленно открылась, открывая вход в круглую кабинку диаметром метра полтора. Волда вошла в нее, и Олли пошел вслед за ней. Проем за ним бесшумно закрылся.
- Это лифт, - пояснила Волда.
Олли вошел, дверь закрылась и лифт поехал вниз. Он демонстративно отвернулся от Волды, поднял взгляд и уставился в стену, потому что гигантский рост девушки смущал его. Минут через десять Митчелл-младший забеспокоился.
- Мы что, к центру Луны едем?
- Еще минут пять, - ответила Волда.
Вскоре они оказались в гигантской пещере, посреди которой стоял поезд.
- Ничего себе, Луна, - поразился Олли. – И много здесь таких пещер?
- Очень много.
- А почему?
- О это нетрудно объяснить, - сказала Волда, поворачиваясь к двери рядом с лифтом, которая немедленно открылась. Это был шкаф, в котором находились аппараты наподобие тех, что у аквалангов. Волда протянула один Олли, второй начала одевать на себя. – Дело в том, что сила тяжести на Луне в шесть раз меньше чем на Земле.  При образовании Луны газы, растворенные в магме, начинали выделяться на значительной глубине, поскольку при приближении к поверхности планеты давление падает. В результате, на глубинах от тридцати до шестидесяти километров образовались эти пещеры.
- То есть газы растворены в магме под давлением как в газировке? – подумав, попытался прояснить для себя Олли сказанное Волдой.
- Именно так.
- Никогда не задумывался об этом, - сказал Олли, входя в вагон.
Поезд тронулся.
- Одень маску, - сказала Волда. – Уже через одну пещеру будут газы, - услышал Олли в наушниках, - которыми невозможно дышать.
- Вот это Луна, - сказал Олли восторженно.
Поезд нырнул в тоннель. Свет погас. Олли внимательно смотрел в окно. Поезд то и дело нырял в тоннель, чтобы через минуту-другую вынырнуть в следующей пещере. Все пещеры и тоннель были слабо, но достаточно, чтобы что-то разглядеть, освещены.
- А куда мы едем? – поинтересовался Олли, не отрываясь от окна.
- На экскурию, - рассмеялась Волда. – Ты же хотел приключений.
- А откуда здесь свет?
- Это светятся микроорганизмы.
- Вы привезли?
- Нет. Они возникли здесь, в некоторых пещерах.
- Жизнь? На Луне? Вот это Луна!

- Смотри-смотри! Озеро! Вот это Луна!

- Ой, я, кажется, видел каких-то зверьков. Точно видел.
- Видел-видел.
- Они что, тоже лунные? Или вы привезли их?
- Эти – лунные.
- Вот это да. Вот это Луна. Давай вернемся. Я хочу поглядеть на них.
- Успеем.

Незаметно пролетели три часа.
- А почему охранники все время молчат? Они – биороботы?
- Они – мальчишки. Ленивые.
- Все – мальчишки? Как и ты – девчонка?
- Нет, конечно, - рассмеялась Волда. – Но все были детьми.
- Мальчишки ленивые!? – дошло до Олли, что его оскорбили. – Вы, девчонки, глупые и ничего не понимаете.
- Прости, я не хотела тебя обидеть. Согласись, девчонки прилежнее. Или это тоже обидно?
- Ты не понимаешь. В мире столько интересного. Нам, мальчишкам, просто не хватает на все времени.
- Вот это я и хотела сказать. Только не могла сформулировать. Прости.
- Да ладно, - великодушно сказал Олли. – Замнем.
- Вот и приехали, - сказала Волда.
Поезд начал замедлять ход.

17

2.5.
Моментально пять стволов уставились на чужаков, глаза контрактников бешено зазыркали. Двойняшки подняли руки.
- Это почему же мы не пойдем на базу? – через несколько секунд спросил Леха.
- Спокойно, воины, - сказал чужак, представившийся старшим. – Мы здесь ни при чем.
- Отходим, - сказал Леха, убедившись, что опасность отсутствует.
Контрактники двинулись вглубь прохода, держа автоматы наготове. Леха, повернувшись вполоборота, чтобы следить за тем, что происходит сзади, шел замыкающим. Спустя некоторое время, они дошли до места, где должен был начинаться тоннель, но проход заканчивался тупиком.
- Знаете, что мне все это напоминает, - сказал Костя, приходя в себя от неожиданности. – Виртуальную реальность.
- Откуда ты такой умник взялся? – сказал Сема зло.
- Из института, - ответил Костя.
- А что ты тогда делаешь в армии?
- То же, что и ты. Рублю бабло.
- Видно, хреново ты учился, раз не мог на гражданке зарабатывать прилично после института.
- Отставить пререкания, - вмешался Леха. – Костя, назначаю тебя старшим вместо себя. Перехожу в твое подчинение до момента, когда сочту нужным вернуть командование себе.
- А почему не меня? – спросил Сема.
- Заткнись, - сказал Костя. – Слушайте внимательно. Если мы находимся в виртуальной реальности, противник может появляться из стен, пола и потолка. Противники, в этом случае, будут ненастоящими, но это не значит, что они не могут убить нас, а мы – уничтожать их. Поэтому, Сема следит за полом, Рустам – за потолком, Леха – за правой стороной и сзади, Петя – за левой стороной и сзади. Сема пойдет впереди, Рустам за ним, я – посреди, Петя – за мной, замыкает колонну Леха. Возвращаемся к двойняшкам. Уверен, они нас ждут.
- Ну ты и фрукт, - сказал Семя ехидно. – Выходит, мы все тебя, драгоценного, будем защищать?
- Сема, ну хватит уже выделываться, - сказал Рустам, хмуро глядя на него.
- Нет, я отвечу, - сказал Костя. – Мне нужно будет обдумывать ситуацию, поэтому, идя впереди или сзади, я могу что-нибудь прозевать.
- Мыслитель, - хмыкнул Сема. – Ладно, молчу.
Несколько минут они шли не разговаривая.
- Никаких признаков виртуалки пока не заметил, - сказал Костя. – Либо это что-то другое, либо у нашего врага очень мощный комп. В любом случае это означает, что он гораздо умнее нас. Поэтому – удвоить бдительность.
Контрактники пошли медленнее.
- Интересно, - сказал Сема. – Выходит, пока мы спали, на нас напялили очки виртуальной рельности.  – Он пощупал лицо возле глаз. – Ничего нету, однако.
- Не обязательно, - ответил Костя.  – Кто-нибудь смотрел фильм «Суррогаты»?
- Я смотрел, - сказал Сема. – Но «Матрица», по-моему, подходит лучше.
Двойняшки действительно их ждали. Контрактники остановились, Костя выступил вперед.
- Нам кажется, что мы кое-что понимаем, - сказал он старшему. – Нас, - он обвел жестом контрактников, - каким-то образом во время сна или отключки кто-то перемещает в нечто наподобие виртуальной реальности.
Двойняшки удивленно переглянулись и одобрительно посмотрели на него.
- Не так,- ответил старший. – Далеко не так. Эта реальность, что ни на есть, самая настоящая. Но вы действительно находитесь не там, где вы думаете.
- Значит мы не на Луне? – спросил Сема.
- На Луне. Как вы думаете, на какой глубине эта пещера?
- Пару сотен метров, по моим прикидкам, - сказал Леха.
- Эта пещера находится на глубине – шесть километров.
- А откуда здесь, на Луне, воздух? – спросил Петя.
- Если доступно, эти пещеры не сообщаются с поверхностью, - ответил старший. – Поэтому здесь содержались газы под высоким давлением. Чьи-то установки снизили давление до одной атмосферы, нейтрализовали  вредные газы и добавили в полученную атмосферу кислород.
- Чьи? – спросил Костя.
- Мы не можем это объяснить.
- Хорошо, - сказал Костя, - тогда ответьте мне, это игра? Нас могут здесь убить?
- Мы не можем это объяснить.
- Хорошо. Вы действительно прилетели с Земли, или врете? – спросил Костя.
- Наши родители действительно прилетели с Земли. Но не в вашей реальности.
- Другая ветвь времени? Параллельные миры?
- Мы не можем это объяснить. Следуйте за нами.
- С какой стати? – запротестовал Сема.
- А разве у вас есть выбор?
- Ребята, - вмешался Леха, - он прав. Мы здесь заблудимся и помрем с голоду. Все, Костя, теперь я снова командир. Идем с офицерами.
Контрактники двинулись вслед за двойняшками, держа их на прицеле.
Миновав четыре пещеры, они пришли к стальному люку диаметром два метра, у которого дежурил часовой.
- Стой, кто идет!
- Лейтенант Петров.
- Подойди, - сказал часовой.
Он проверил документы старшего.
- Все в порядке. Листья на березах пожелтели.
- Белки уже заготавливают орехи на зиму. – ответил Петров. – Остальные – со мной, - сказал он, указывая на контрактников. Воины, подойдите ко мне.
- Дывись, - сказал Сема, подойдя. – Часовой тоже похож на литех. И тоже – литеха. Так вы – тройняшки?
Петров ухмыльнулся, посмотрев на Сему, и ничего не ответил. Часовой открыл люк. Они оказались в просторном, хорошо оборудованном помещении. Петров подвел их к одному из люков-дверей и открыл его.
- Входи, сержант, - сказал он. – Автомат оставь. Остальные ждут здесь.
Сержант Вязов вошел и огляделся. Комната была круглой, в диаметре, метров шесть. За столом сидел мужчина, на вид, лет шестидесяти, в форме полковника. Сержант отдал честь и замер по стойке смирно. Полковник встал.
- Сержант Вязов? – спросил он.
- Так точно.
- Моя фамилия Стригунов. Присаживайтесь, сержант. Полковник указал на стул возле стола.
- Вы, наверное, очень удивлены тем, что произошло с вами. Сейчас я введу вас в курс дела. В шестидесятых годах советским космическим аппаратом «Зонд» на Луне в районе кратера Агриппа была обнаружена пещера. Американцы опережали Советский Союз в программе высадки человека на Луну. Поэтому руководством страны было принято беспрецедентное решение. Несколько космических аппаратов доставили в район пещеры необходимое оборудование. А в 1968 году там же высадились я  и Кораблев. Мы должны были смонтировать в пещере станцию и после этого доложить на Землю об успешности миссии. После нашего доклада планировалось официально сообщить о высадке советских космонавтов на Луну. Космические аппараты должны были четыре раза в год доставлять нам воду и пищу. Затем ракета Н1 после успешного запуска должна была доставить на Луну возвращаемый модуль, на котором мы возвратились бы на Землю. Но, едва мы сели, как связь с Землей по невыясненным причинам прервалась. Видимо, на Земле нас сочли погибшими. Мы смонтировали станцию и занялись обследованием пещеры. Вскоре, к нашему удивлению, мы обнаружили шлюзовую камеру. Мы вошли - внутри был лифт. Мы опустились на нем на глубину одиннадцать километров и обнаружили подземный город. Мы занялись его обследованием. Во многом оборудовании мы не разобрались до сих пор. Но в городе, к нашему счастью, мы нашли огромную действующую оранжерею, способную прокормить миллионы человек. Кроме земных фруктов, ягод и овощей в пещере жили козы, кролики, куры и собаки. Вот, вкратце и все. В остальном разберетесь сами по ходу дела. Встаньте. Сержант Вязов, присваиваю вам звание полковника.
Стригунов достал погоны  и протянул их Лехе.
- Я уже стар. Поэтому, сержант Вязов, передаю командование объектом вам. Хочу предупредить, что по сложившейся традиции наинизшее звание здесь – лейтенант. В этом шкафу – знаки различия. Рекомендую присвоить вашим подчиненным звания майоров. А это - селектор, по которому вот этой кнопкой вы объявите общее построение. Приступайте к своим обязанностям, а я складываю с себя все полномочия. Если возникнут какие-то вопросы, обращайтесь ко мне или Кораблеву, но сначала ознакомьтесь, как следует, с объектом. Все, все, не стойте как истукан.
Леха спохватился, чуть ли не бегом направился к люку, но остановился.
- Так, значит теперь я полковник и командующий объектом, - сказал он вслух, затем степенной походкой подошел к двери и открыл ее. – Контрактники заходите.
- Стройтесь. Смирно. Представляю вам полковника в отставке Стригунова. Он сложил с себя полномочия, передав командование объектом мне и присвоив мне звание полковника.
Леха подошел к шкафу со знаками различия.
- Рядовой Зендель, ко мне. Присваиваю вам звание подполковника. Назначаю вас начальником штаба.
- Рядовой Нидейко. Присваиваю вам звание майора. – Леха обратился к Стригунову. - Как называется это воинское подразделение?
- Полк. Но теперь лучше называть его армией.
- Лунная армия. Нормально. – Леха улыбнулся. – Майор Нидейко, назначаю вас командующим полка.
- Блин. Еврей, значит, начальник штаба, а я – только командир полка. Я не тупее его.
- Молчать. Смирно. Вернитесь в строй.
Остальным Леха тоже назначил звания майоров и назначил руководить полками. После этого по селектору он объявил общее построение, и контрактники вышли в общее помещение, которое уже стремительно заполнялось солдатами.
- Дывись, да они здесь все на одно лицо, - сказал Сема. – Это какая же мама их выносила?
- Клоны, - объяснил ему Костя.
- Без тебя знаю. О, гляди, бабы. Мужики, Луна мне нравится.

18

2.6.
Вслед за контрактниками вышел и Стригунов. Он стал рядом с Вязовым, к которому уже спешили с докладами командиры подразделений, все – в чине капитанов. Среди них была и женщина, руководящая женским санитарно-хозяйственным полком. Полковник Вязов представил им новых командиров полков, их же, по совету Стригунова, определил заместителями. Только женщина сохранила свой пост. После новых назначений семитысячная Лунная Армия стала состоять из шести полков вместо семи. В заключение, Вязов объявил хозяйственно-выходной день, велел командирам полков и их заместителям остаться, а остальным – разойтись по казармам.
- Хорошо,  а эти откуда взялись? – кивнув на капитанов, первым делом спросил он Стригунова, когда началось совещание.
- Лет тридцать назад, исследуя объект,  вот, кстати, его схема, мы с моим напарником наткнулись на какую-то лабораторию, едва мы вошли, голос на вполне русском языке сообщил нам, что инкубатор готов к активизации и потребовал, чтобы я, как старший, сообщил новые параметры. Что это за параметры, я, разумеется, не знал и поэтому предложил оставить параметры без изменений. Через девять месяцев родилось шесть тысяч абсолютно одинаковых мальчиков и тысяча таких же одинаковых девочек. Я и Кораблев тогда здорово переволновались, поскольку не представляли, что делать с таким количеством грудных младенцев, но вскоре выяснили, что уход за ними полностью автоматизирован. Вот что, давайте  продолжим наше совещание в командной столовой. Вы, наверное, голодны.
- А зачем они были нужны, эти младенцы? - спросил по пути Вязов. – И вообще, что это за объект?
- Нам они были не нужны. И, если бы мы знали, что делать, то просто-напросто отменили бы активизацию. Но тогда мы старались ни во что не вмешиваться на объекте, чтобы избежать неожиданных последствий наших действий. Мы, однако, попытались выяснить у этого голоса предназначение объекта. Голос предложил нам связаться с информационным центром. Мы спросили, как.  Голос ответил, что передает связь ему. Тогда другой голос сказал: «Спрашивайте». Мы выяснили, что предназначение объекта – война. Это нас напугало. Мы, наверное, что-то снова сделали не так. Мы не стали выяснять, с кем – война.
Леха сел за стол. Тут же на его поверхности образовалось отверстие, из которого появилась коробка. Ее крышка сама собой откинулась. Стоявшие в ней широкие и невысокие сосуды тоже сами собой открылись, превратившись в миски с блюдами.
- Гы, скатерть самобранка, - не преминул прокомментировать Сема. – А я могу заказать что-нибудь другое?
- Можете, - ответил Стригунов. – Под панелью стола – кнопочка. – Он нажал ее и сказал. – Щи с говядиной, ростбиф с картошкой, салат из помидор с огурцами, три ломтика хлеба и кофе.
Его поднос снова сам собой закрылся и на его месте появился другой.
- Так, - сказал Сема, нажав свою кнопку. – Мне краковской колбасы с рисом, борща со свининой и стакан самогону.
- Э, ты чего, - возмутился Рустам. – Какая самогонка. Ты где, не понимаешь?
- Сам ты не понимаешь, - огрызнулся Сема. – Я, теперя, офицер. Это раз. Сегодня – выходной. Это два…
- И ты на совещании. Это три, - парировал Рустам.
- Ни фига ты не понимаешь, салага. Лично я – на деловой встрече.
Леха недоумевающе посмотрел на Сему, а затем вопросительно - на  Стригунова. Тот пожал плечами.
Поднос перед Семой исчез, но отверстие осталось пустым.
- Ну вот видишь. – Рустам улыбнулся довольно и принялся за суп. – Откуда тебе здесь самогонка.
Сема смущенно посмотрел на Стригунова.
- Дед, я че, не прав?
Стригунов снова пожал плечами.
- Заказ необычный, видимо. Мы с этим уже сталкивались. Сперва я всегда заказывал курятину и крольчатину, поскольку других животных, кроме еще коз, здесь не видел. Потом, из любопытства заказал говядину. Ждал минут пять. Ну вот видите.
Перед Семой появился поднос. Костя, который уже взял ложку, положил ее назад.
- А мне, - сказал он, нажав на кнопку, - бокал «ркацители», яблоко, апельсин, яичницу…
- Э, не понял, а где хлеб, - перебил его Сема.
- И три ломтика белого хлеба, - победно взглянув на Сему, закончил Костя.
- Сам дурак, - сказал ему Сема. – Петя, дай кусочек.
Некоторое время все ели молча.
- Расскажите нам все, что знаете, - обратился Леха к Стригунову, покончив с супом.
- Что именно?
- Ну вот, например, как вы научились заказывать блюда? Я бы не додумался, что под столом кнопка.
- Мы и не учились. Сперва мы ловили кур и кроликов и готовили в микроволновой печи, которую принесли с нашей базы. Затем в яслях  появились роботы. Они учили детишек говорить и другим необходимым  вещам. Мы за этим следили. Когда роботы научили детишек пользоваться детской столовой, мы поняли, что где-то поблизости должна быть и взрослая столовая. Нам не очень-то хотелось ловить и готовить животных. Когда детям исполнилось по два года, они начали ходить в школу. Мы с Кораблевым тоже стали посещать эти занятия, из которых за пятнадцать лет почерпнули много, очень много полезных сведений.
- А почему вы до сих пор не связались с Землей? – вмешался Костя.
Стригунов задумался.
- Примерно через несколько недель нашего пребывания на Луне, после очередного исследования объекта мы не смогли вернуться на базу. Путь в пещеру, ведущую к лифту, нам преградил, представьте себе, самый настоящий тигр. Откуда он здесь взялся, мы до сих пор не имеем ни малейшего понятия. Мы сделали еще несколько попыток. Каждый раз у выхода с объекта нас поджидала эта тварь. Оружия у нас, разумеется, никакого не было.

19

2.7.
Холодно.
Где одеяло?
Наверное, упало.
Нет сил пошевелить рукой.
Боже, как холодно.
- Кто-нибудь, дайте одеяло.
- Пациент приходит в себя.
Брис с трудом приоткрыл левый глаз. Все расплывалось. Кто-то склонился над ним.
- Потерпи.
Мама? Брис, обессиленный от невероятного напряжения, закрыл глаз. Его куда-то понесли, заботливо укутали очень теплым одеялом. Но это его не согрело.
- Мама. Мамочка. Мне холодно.
- Мне страшно.
- Плохо.
- Как плохо.
Он с трудом повернулся набок и стошнил  прямо в постель. В желудке была одна вода со странным привкусом. Брис провел языком по губам. Весь рот был словно в масле. Он опять сумел открыть левый глаз. Рядом с ним сидела синяя гигантша.
«Кошмар».
«Я брежу».
- Как же мне плохо. Боже, за что?
- Боже, сделайте что-нибудь.
- Это криогенная процедура. Без нее вы умерли бы.
- Я мертвец.
- Воды. Холодной.
- Это можно.
Женщина встала во весь свой гигантский рост и принесла чашку. Чашка была горячей.
- Я же просил холодной.
- Пейте, это необходимо.
Брис приподнял голову, сделал несколько глотков. Голова бессильно упала на подушку. Глаз закрылся.
«Кто ты?»
- Кто ты?
- Сейчас к вам вернется память. Вы на Луне.
Луна. Деби. Хельмут. Кемпф. Лунное поселение.
- Пейте все. Это необходимо.
Кто же эта странная женщина? Перед внутренним взором встал синий гигант на Базе, наводящий на него автомат. Брис вспомнил все. Его начало трясти. В голове, словно заноза, мешалось что-то непонятное.
Через два часа он пришел в себя настолько, что смог сесть.
В голове что-то делалось, непонятным образом преобразуясь в знания. Это было чуждо и потому неприятно, сводило с ума.
Он отчетливо увидел, как его стремительно несут по коридору. Он хотел сказать, стойте, чтобы встать и  сказать, что он в порядке, но не мог ни пошевелиться,  ни что-либо сказать. Это было смешно. Его принесли в «операционную», поместили под стеклянный колпак, выкачали из него всю кровь, заменив «физраствором», в который потом стали добавлять «вещество». По мере добавления синие гиганты—женщины начали перемещаться все быстрее и быстрее, и, наконец, начали прыгать, как перед этим Волда и охранник, только в плоскости. Это восприятие не успевало прослеживать их движения полностью. Он понимал, что его охлаждали, и температура его тела приблизилась к абсолютному нулю. Затем, в одно мгновение все закончилось.
Было это знание или память?
«Я сошел с ума».
В медицинскую палату вошло четыре человека, вполне обыкновенного роста, цвет их кожи был вполне нормальный. Люди как люди.
- Не надо, - сказала им синяя, - он этого не выдержит.
- Ну что, новенький, - обратился к нему один из четырех, - как дела?
- Теперь ты такой же, как мы, - сказал второй, и все четверо рассмеялись, лукаво переглядываясь.
- Попался, голубчик, - сказал третий, и все четверо закатились гомерическим смехом.
- Виски, - попросил  Брис. – Я знаю, теперь можно. Я знаю, что иначе сойду с ума.
- Ну да, после такой наркоты, - сказал третий, доставая из пакета, который держал в руках бутылку, дриньку и колбасу.
Четвертый что-то сказал, но Брис его не понял.
Брис проглотил стопку, один глоток. Полегчало. Но в голове по-прежнему «ворочались жернова».
- Как от этого избавиться? - спросил он.
- Привыкай, это навсегда, - сказал четвертый.
Они чинно расселись вокруг него в креслах.
- Мне не терпится приступить к обучению, - сказала синяя. – Правда, я никогда не была обыкновенной.
Третий протянул Брису бутылку.
- У тебя, Брис, крепкая голова, - сказал он.
Брис сделал еще три глотка.
- Тебя зовут Райнер, - сказал  ему Брис, - Первого зовут Клос, второго – Луц, четвертого – Тилл.  Но мне проще называть вас по номерам.
- Он любознателен, - сказал четвертый.
- Он уже учится, - сказал первый.
- Тебе проще, - сказал второй Брису, - а мне пришлось очень тяжело.
Женщина гордо отвернулась.
- Итак, как же мне от этого избавиться? – спросил Брис. – Кстати, почему вы не пьете.
Третий посмотрел на Бриса, и Брис увидел далеко-далеко. Брис посмотрел в четвертое измерение(в верх, в лево, в право).
- Вы – хорошие ребята, - сказал Брис. – А это не помешает мне жить?
- Ну, у тебя и фантазии, - рассмеялся второй. – Это не жизнь.
- Что это?
- Напишите ребенку что-нибудь, он увидит ряд красивых закорючек.
- Ты хуже, чем ребенок, - сказала синяя.
- Я не так пахну? – удивился Брис.
- Как люди, вообще, могут жить с этим, - сказала кошка, выходя из темного угла.
- Пить меньше надо, - сказал четвертый.
Брис, наконец, понял, что он сказал, и счастливо рассмеялся.
- Мы не дети, - сказал первый.
- Вы дадите мне вставить хоть слово? – спросила синяя.
- О да, повелевай.
- Не такая уж я и беcкультурная.  Ну и что, что у меня высокий рост! Может вас смущает разрез моих глаз?
А «жернова по прежнему ворочались» в голове Бриса.
- Значит, вы не можете объяснить это. Тогда попытаюсь я.
Они посмотрели на него с сожалением.
- Он сошел с ума, - сказал четвертый.
- Секундочку, - сказал Брис. – Как вы смеете читать мои мысли.
- Расслабься, малый, - сказал третий.
- Я что, и правда слишком умен? – спросил Брис.
- Правда-правда, - сказал первый.
Брис задумался. Вернее, сделал вид, что задумался. Он ничего не понимал, но сопротивлялся, боялся, что чуждое поглотит его. Где чуждое, а где он, его индивидуальность?
- Он выше нас, - сказала синяя, демонстративно указывая на Бриса.
Губы Бриса расплылись в ухмылке.
- Итак, первый урок окончен, - заявила синяя.
Брис подобрался.
- Напротив, расслабься, - сказал четвертый.
- Я ничего не понимаю, - горько пожаловался Брис.
- Ситематизация и…
- Реорганизация, - перебил его второй, рассмеявшись.
- Почему? – удивился Брис.
- Потому что тебе придется принимать решения. Э нет, ты уже не маленький.
- У ограниченной системы ограниченные возможности, - сказала синяя.
- Я понял, - счастливо рассмеялся Брис. – Я уже больше, чем эта система.
Синяя и четверо озадаченно переглянулись.
- Ему пора делать укол, - сказала синяя.
- Бессмертия, - догадался Брис. – А я не стану таким же высоким и таким же синим? – поинтересовался Брис.
- Это не в наших интересах, - сказал четвертый, - но это не объяснение.
- Могу ли я выразить свое возмущение, поинтересовался Брис.
- Да ладно, братан, - второй хлопнул его по плечу.
- Ну вот, как с ним разговаривать, - сказала синяя.
- Эмоции хлещут через край. – Брис забросил ногу за ногу.
- Устойчивость его психики остается под вопросом, - сказала синяя.
А «жернова по-прежнему ворочались в голове»
«О, уже и голова не моя»
- Он не способен к обучению.
- Он переучен.
- Потрясающе, - сказал Брис и попытался упасть в обморок. Морок.
Брис вырвался из морока и холодно посмотрел на гигантессу.
- Ты – чужая, - сказал Брис.
Она протянула руку. Брис позволил ей погладить себя по голове.
- Систематизация и структуризация, - сказал Брис. – Я пытаюсь понять.

20

2.8.
  Прошлое.


- Мартин, взгляни, - сказал Курт, останавливая подводную лодку.
Мартин подошел к иллюминатору, взглянул вниз. В глаза сразу бросился объект, покрытый водорослями и рачками  очень правильной линзовидной формы диаметром 5-10 метров.
- Неизвестная форма жизни? – поинтересовался Мартин.
- Скорее, нечто рукотворное, - предположил Курт. – Давай не будем гадать. – Он включил радиофон. – Капитан, мы обнаружили интересный объект.
Через несколько минут в рубку управления вошел капитан,  сопровождаемый биологом и геологом субмарины.
- Это точно не имеет отношения к рельефу, - сказал геолог, взглянув в иллюминатор.
- Интересно, - сказал биолог. – Нужно позвать Отто. Он разбирается в необычных вещах. Вместе с ним мы выйдем и обследуем объект.
Спустя некоторое время две фигуры в водолазных костюмах приблизились к объекту.  Отто провел по его поверхности скребком, удаляя наросты. Открылась поверхность объекта из непонятного материала, испещренная знаками, напоминающими загадочные письмена.
Основная цель экспедиции состояла в том, чтобы найти на побережьи Антарктиды пещеру с подводным входом для создания секретной научно-технической базы. Цель была достигнута. Спустя сутки таинственный объект был доставлен туда. А еще через месяц туда в срочном порядке было доставлено все необходимое оборудование для исследования объекта.  Объект был очищен. Загадочными знаками была испещрена вся его поверхность. Криптографы приступили к их расшифровке, химики взяли образцы материала для исследования, физики занялись просвечиванием  устройства с помощью рентгеновских лучей и прочих электромагнитных штучек.
Шел 38 год. Не прошло и недели, как ученым удалось найти вход в аппарат.  Широкий проход гораздо выше человеческого роста, испещренный от пола до потолка теми же знаками, почему-то зигзаообразно, вел в центральную камеру в виде шара диаметром три метра. На стенах камеры, также испещренной знаками находилось три панели и два экрана. В центре камеры находился саркофаг с прозрачной крышкой, подвешенный на растяжках. От стен камеры к саркофагу тянулись толстые кабели и шланги. Внутри покоилось странное существо с двумя рукоподобными конечностями впереди и одной – позади, с двумя ногоподобными конечностями впереди и одной – позади, с открытыми глазами, двумя – впереди, одним – позади. Ученые, не вскрывая саркофаг, выяснили, что он заполнен газом с температурой, близкой к абсолютному нулю.
Когда один из ученых поднес руку  к левой от входа панели, экран рядом с ним засветился и по нему поплыли непонятные то ли образы, то ли символы. Ученый повел рукой – характер образов изменился в саркофаге вспыхнул сиреневый свет. Ученый отдернул руку – свет и экран погасли. Посовешавшись, ученые решили не прикасаться к этой панели до более детального исследования объекта. Вторая панель на приближение руки человека отреагировала аналогичтно, но по экрану рядом мазками поплыли необычные пейзажи. Мазок и пейзаж сменился. Мазок и пейзаж сменился. Поверху экрана полосой плыли те же образы, что и на первом экране. Ученый повел рукой – характер образов изменился.  Тогда ученый поднес вторую руку к панели. Пейзажи исчезли, экран залился красным светом, осталась только полоса образов, а в камере возникло точно такое же существо как и в саркофаге и стало издавать звуки, напоминающие музыку, и жестикулировать всеми тремя конечностями и телом. Ученый отдернул обе руки – экран погас, но существо осталось. Еще с минуту оно звучало и танцевало, а потом внезапно исчезло.
Лишь только к 43 году ученым удалось разобраться в принципах работы аппарата. Он предназначался для моментального перемещения в пространстве но только в области с одинаковым энергетическим потенциалом. Он весь, кроме камеры, прохода и некоторых  полостей был заполнен микроскопическими структурами, для копирования которых у гитлеровской Германии, да и всего человечества не было соответствующих технологий. Аппарат был поврежден. В одной из структур застряла морская чайка, и ставшая причиной аварии. Она повредила энергетическую структуру. Но ученым удалось подвести к силовой структуре аппарата энергию, позволявшую достичь Луны, когда та находилась в одинаковой энергетической фазе с Землей. Существующие технологии не позволяли создать энергетическую установку для возвращения аппарата даже с Марса. Ученым удалось создать устройство, аналогичную саркофагу, его газовую среду и жидкость, замещавшую кровь существа. Испытуемый был успешно заморожен и разморожен. В июле 43 года аппарат с созданной людьми энергетической установкой был впервые испытан. Первый раз он исчез с Земли, чтобы снова появиться в вычисленном месте через секунду. К 46 году  в Лунные пещеры было доставлено все необходимое оборудование для существования  людей в них, а так же 100 мужчин, тысячу детородных женшин и сам Гитлер. Ева Браун погибла, так как пассажиры аппарата иногда, с вероятностью около одной трехсотой, погибали. Аппарат снабжал перемещаемых неизвестной функцией, которую ученые догадались отключить лишь когда в Лунные пещеры было доставлено около 500 женщин и 10 мужчин. От женщин с этой функцией рождались «уроды». Гитлер отдал приказ уничтожать их. Но «уроды»  неведомым образом приобретали знания, очень необходимые для существования людей в Лунных пещерах. Гитлер был неумолим. Тогда уроды создали тайную колонию и снабжали гитлеровцев сывороткой бессмертия и оборудованием, необходимым для существования и размножения, в частности, атомными реакторами. В результате большинство гитлеровцев, оставшись преданными фюреру, заключили с уродами мирный договор. Но их существование приходилось скрывать от тех, кто беспрекословно исполнял нелепый приказ фюрера.


Вы здесь » Народный космос-Z » НФ творчество » Сильнее пространства.